Полярный летчик анатолий ляпидевский

Ляпидевский Анатолий Васильевич — Генерал-майор авиации

Анатолий Ляпидевский родился 23 марта 1908 года в казачьей станице Белоглинской Ставропольской губернии. Детство его прошло в городе Ейск. Работать он начал еще подростком и перепробовал многие профессии: был подручным в кузнице и на маслобойном заводе, учеником слесаря и мотористом косилки.

    В 1926 году Анатолия призвали в ряды Красной Армии, он хотел стать моряком, но квот в мореходные училища не было, и он поступил в Ленинградскую военно-теоретическую школу ВВС, а затем, в 1928 году, окончил и Севастопольскую школу морских летчиков. После чего Ляпидевский служил в ВВС Балтийского флота и инструктором в Ейской школе морских летчиков.

    После увольнения из армии в 1933 году, его за «непролетарское происхождение» отправили работать пилотом на Дальний Восток — в управлении Гражданского Воздушного флота.

А затем он подал рапорт с просьбой зачислить его на службу в только что открывшееся управление Главсевморпути, где его и застала новость о катастрофе парохода «Челюскин».

Ляпидевский принимал самое деятельное участие в спасении «челюскинцев» – совершив 29 поисковых вылетов исключительно в трудных погодных условиях, именно он 5 марта 1934 года обнаружил лагерь экспедиции, совершил посадку на льдину и вывез оттуда 12 человек (10 женщин и 2 детей).

И уже вслед за ним другие советские летчики вывезли остальных полярников. Слава на Ляпидевского и других его 6-х коллег «свалилась» после публикации об их подвиге во всех советских изданиях.

В народе летчиков прозвали «великолепной семеркой», а за мужество и героизм, проявленные при спасении челюскинцев, им всем были присвоены звания Героев Советского Союза с вручением орденов Ленина. Кстати, по Ляпидевскому не было отдельного постановления, но поскольку в списке он значился первым, его и стали считать Героем №1 (а когда в августе 1939 года была учреждена Золотая Звезда, то и медаль №1 досталась ему). Теперь для молодого летчика-героя были открыты все двери.

    В 1935 году он вновь вступил в ряды Красной Армии и поступил на инженерный факультет Военно-воздушной академии имени Н.Е.

Жуковского, после окончания которой в 1939 году был назначен заместителем начальника Главной инспекции Народного комиссариата авиационной промышленности, потом перешел в ЦАГИ (Центральный аэрогидродинамический институт), а перед самой войной был назначен директором авиационного завода № 156 в Москве (а с октября 1941 года – в Омске). С началом Великой Отечественной войны Ляпидевский возглавил 4 отдел НИИ ВВС, а в сентябре 1942 года стал заместителем командующего ВВС 19-й армии, начальником полевого ремонта 7-й воздушной армии на Карельском фронте. На его плечах лежала забота о сотнях боевых машин, возвращавшихся из воздушных боев. В 1943 году он вновь занял пост директора авиационного завода.

    После окончания войны Анатолий Васильевич, которому было присвоено звание генерал-майора авиации, сначала был назначен на пост главного контролера Госконтроля, а в 1949 году — заместителя министра авиационной промышленности СССР.

В том же 1949-м Ляпидевский занял один из руководящих постов в сверхсекретном КБ-25 (ныне Всероссийский НИИ автоматики), занятом созданием водородной бомбы. Там он работал в тесном сотрудничестве с группой физиков-ядерщиков, в том числе И.Таммом и А.Сахаровым, а о своей работе не рассказывал даже самым близким.

Известно это стало лишь в 1961 году, когда над Новой Землей была испытана самая мощная в мире 50-мегатонная водородная бомба. А все участники правительственной комиссии, в том числе и Ляпидевский, получили огромную дозу облучения.

    В 1961 году Анатолий Васильевич по состоянию здоровья уволился в запас. Но диагноз «лейкемия» не стал для него приговором, и совсем в отставку генерал-майор авиации не ушел.

Не усидев на пенсии, он долгое время работал ведущим конструктором в КБ Микояна, куда его пригласил сам Артем Иванович, – руководил разработкой МИГов. Мемориальная доска на доме в Москве, где жил Ляпидевский в 1938-1983 годах Ляпидевский был настоящим трудоголиком, ни минуты не мог сидеть без дела.

В 1930-х годах он к тому же был членом ЦИК СССР 7 созыва, а в 1937-1946-х – депутатом Верховного Совета СССР. Его перу принадлежит книга «Пятое марта». Генерал-майор авиации он был награжден многими государственными наградами.

В начале 1983 года простудившись на похоронах летчика Василия Молокова, своего товарища, с которым вместе спасал челюскинцев, Ляпидевский серьезно заболел (ведь человеку с диагнозом лейкемия опасен даже насморк) и уже не смог оправиться.

     Анатолий Васильевич Ляпидевский скончался 29 апреля 1983 года в Москве, где и был похоронен на Новодевичьем кладбище.

    Именем Героя названы улицы во многих городах России и Украины, Омский летно-технический колледж гражданской авиации и Чебоксарский авиационно-спортивный клуб ДОСААФ. Памятник ему установлен в селе Белая Глина (ранее – станица Белоглинская) и во дворе школы №1 станицы Старощербиновской, также носящей имя Ляпидевского.

Источник: https://ruspekh.ru/people/item/lyapidevskij-anatolij-vasilevich

Ляпидевский Анатолий Васильевич

Легендарный советский полярный летчик,
первый Герой Советского Союза, генерал-майор авиации

Имя 25-летнего летчика Анатолия Ляпидевского страна узнала 5 марта 1934 г. из сообщения ТАСС: «13 февраля в 155 милях от мыса Северного затонул вследствие сжатия льдов пароход «Челюскин». Экипаж и участники экспедиции тов. О.Ю. Шмидта в количестве 101 человека, в том числе 10 женщин и 2 детей, высадились на лед. При высадке погиб один человек – завхоз экспедиции тов. Могилевич.

Продовольствием, топливом и керосином для освещения челюскинцы обеспечены примерно на два месяца. Женщины, дети и несколько мужчин перешли в выстроенный на льду деревянный барак, остальные расположились в палатках. Специально созданной правительственной комиссией приняты меры к организации помощи участникам экспедиции тов. Шмидта.

Из Петропавловска вышел пароход «Сталинград», имеющий на своем борту самолеты, которые должны вылететь к месту аварии. Организована спасательная экспедиция на собаках. Однако большие трудности для продвижения к месту аварии создавали дрейфующие льды и неблагоприятная погода.

5 марта самолет АНТ-4 под управлением летчика Ляпидевского спустился на подготовленный челюскинцами аэродром и благополучно доставил в Уэлен всех женщин и обоих детей».

Спасательная кампания, за которой следил весь мир, была не менее драматична, чем трагедия чудом выживших полярников. 40-градусный мороз и ветер мешали летчикам добраться до потерпевших крушение. Было совершено 29 поисковых полетов в пургу и в ненастье, однако самолеты возвращались ни с чем.

Как вспоминал Ляпидевский, «в конце концов на 30-й полет я обнаружил этот лагерь. Решил садиться. Захожу на посадку раз, другой – но для большой тяжелой машины площадка была очень маленькой, всего 400 на 150 метров. Промажу – ударюсь о льды, проскочу – свалюсь в воду.

Сделал два круга и на минимальной скорости сел на льдину. Когда вылез, все вокруг кричали, обнимались, лезли целоваться. А у меня в голове одна мысль: черт, а как же я отсюда вылетать-то буду?!».

Однако Ляпидевский, впервые прошедший к полярным широтам, не только перевез из лагеря всех женщин и детей, но и доставил масло и аккумуляторы для аварийной радиостанции.

В операции по эвакуации челюскинцев принимали участие 7 летчиков: Анатолий Ляпидевский, Сигизмунд Леваневский, Василий Молоков, Николай Каманин, Маврикий Слепнев, Михаил Водопьянов и Иван Доронин. Уже 13 апреля 1934 года ледовый лагерь челюскинцев был полностью эвакуирован. По всеобщему признанию, такой хорошо организованной спасательной экспедиции мировая история еще не знала.

16 апреля 1934 г. в СССР было учреждено почетное звание Героя Советского Союза, и новое высшее звание первыми получили все семь летчиков, участвовавших в эвакуации полярников – за «беспримерную героическую работу».

Правда, тогда летчикам были вручены только ордена Ленина – медаль «Золотая Звезда», дополнительный знак отличия для Героя Советского Союза, была учреждена пять лет спустя – 1 августа 1939 года.

Анатолию Васильевичу Ляпидевскому, первому севшему на льдину в лагере челюскинцев, была вручена «Золотая Звезда» № 1.

———————-

Перипетии спасательной кампании, чествования героических летчиков широко освещали советские газеты и журналы. Читали их и в новгородском селе Парахино, что в Окуловском районе, с особым волнением – ведь здесь тогда жили родители прославленного летчика Ляпидевского. А школьники местной Парахинской школы № 2 безмерно гордились, что математику им преподает отец Героя № 1.

Литература к справке:

1. Ляпидевский А. Пятое марта. – М., 1935.2. Водопьянов М.В. Повесть о первых героях. – 2-е изд. – М., 1980.3. Веселовская С. Звезда Героя № 1 // Заря коммунизма [Окуловка]. – 1984. – 12 мая.

4. Ляпидевский Анатолий Васильевич // Большая Российская энциклопедия. – Т. 18. – М.: БРЭ, 2011. – С. 289.

Источник: https://ant53.ru/reference/309/

Первый среди лучших: героические страницы Героя СССР Анатолия Ляпидевского

О великом человеке вспоминает обозреватель еженедельника «Звезда» Виктор Сирык:

Кто такой Анатолий Ляпидевский? Я спросил десять своих знакомых, и только двое из них вспомнили, кто это.

А трое молодых людей возраста моих детей, почти не задумываясь, ответили, что Ляпидевский несколько лет назад был известным шоуменом, клубным промоутером и телеведущим. Я погуглил в Интернете – такой действительно есть.

Но самое интересное, что он не только полный тезка Анатолия Ляпидевского, он его родной внук. И назвали его в честь знаменитого деда.

Именно деда в день его рождения хочется сегодня вспомнить. В советское время об этом легендарном человеке знали все. Он навсегда вписал свое имя в историю нашего Отечества, как минимум тремя героическими страницами.

Страница первая

В начале августа 1933 года пароход «Челюскин» вышел из Мурманска во Владивосток для доставки груза по Северному морскому пути. На его борту было 112 человек, включая десять женщин и двух детей. Им предстояло проделать этот нелегкий путь за одну летнюю навигацию, что по тем временам было немыслимо.

Предполагалось, что «Челюскина» до самого Берингова пролива сопроводит ледокол «Красин», которому надо было также провести из Архангельска в устье Лены три грузовых парохода.

«Челюскин» продвигался вперед довольно успешно, команда переоценила свои силы и приняла решение двигаться самостоятельно, а ледокол отправить в помощь ленским «грузовикам».

К концу сентября «Челюскин» вышел в Чукотское море и… оказался в ледяном поле. Почти пять месяцев судно медленно продвигалось в сторону Берингова пролива. Третьего февраля 1934 года пароход был раздавлен льдами и затонул.

Экипажу и пассажирам удалось спастись. И на счастье работала радиосвязь, по которой и сообщили о катастрофе.

Уже через два дня в Москве была образована специальная комиссия по спасению челюскинцев, которую возглавил член Политбюро ЦК КПСС Валериан Куйбышев.

Страница вторая

Найти лагерь моряков, терпящих бедствие, и спасти их можно было только с помощью авиации. Для этого в район трагедии разными маршрутами были направлены несколько групп летчиков, имевших опыт полетов в условиях Крайнего Севера.

В их числе был и экипаж двухмоторного бомбардировщика АНТ-4, которым командовал Анатолий Ляпидевский. Ему предстояло не просто найти дрейфующую льдину, но и посадить на нее свой тяжелый самолет. В мировой практике такого еще не было. Тем более, что работать приходилось при сильнейшем морозе и ветре.

А самолет даже не был оборудован стеклянным колпаком, закрывающим кабину летчиков. Да что там колпак – не было даже защитных очков! Вспоминая потом, как им удалось спастись от обморожения, Анатолий с улыбкой рассказывал, как они обматывали лицо оленьей шкурой, оставляя лишь маленькие щелочки для глаз…

Аэродром подскока, где была организована база по спасению челюскинцев, находился в селе Уэлен на мысе Дежнева. Оттуда самолеты и вылетали.

Времени на основательную подготовку и полноценный отдых не было, потому что спасшиеся моряки находились на льдине, и каждый день для них мог оказаться последним.

Поэтому фраза «Летчики работали на пределе человеческих сил» – не просто для красного словца.

Самолет Ляпидевского, прежде чем ему удалось обнаружить челюскинцев, совершил 29 пустых вылетов.

Даже имея точные координаты затонувшего парохода, никто не знал, с какой скоростью и в каком направлении движется ледяная «поляна» с моряками.

Поэтому искать приходилось, барражируя на предельно низких высотах, полагаясь лишь на зоркость собственных глаз. Но даже и после обнаружения палатки с бегающими вокруг людьми – это произошло 5 марта – нужно было еще умудриться сесть.

Требовалась почти филигранная техника: нельзя было коснуться льда слишком рано (самолет мог разбиться, наехав даже на небольшой торос) или поздно, чтобы не свалиться в воду.

Расчищенная площадка, приготовленная челюскинцами для самолета, была небольшой – всего 400 на 150 метров. Для тяжелого и большого АНТ-4 этого было явно недостаточно, но другого варианта все равно не существовало.

Ляпидевский смог посадить машину только со второго захода. Моряки чуть не сошли с ума от радости, обнимая и целуя летчиков, а Анатолий в тот миг думал лишь об одном: как он будет взлетать.

Читайте также:  Орден святого георгия как система воинских отличий.

Выгрузив аккумуляторы для питания радиостанции и продовольствие, летчики занялись погрузкой в самолет женщин и детей.

Машина не предназначалась для перевозки людей, поэтому их сначала посадили в меховые малицы (мужская одежда народов Крайнего Севера), чтобы не замерзли наверху, а после разместили внутри фюзеляжа. Кому-то пришлось лежать, кому-то сидеть, тесно обнявшись. С этим ценным грузом самолет поднялся в воздух.

Страница третья

Все завершилось благополучно. И после посадки на материке штаб во главе с Куйбышевым имел уже точную информацию: где конкретно находятся челюскинцы, в каком они состоянии и, самое главное, что на лед можно не только сесть, но и взлететь с него.

В течение последующих нескольких дней Ляпидевский на своем АНТ-4 пытался еще несколько раз вылететь к лагерю моряков, но из-за снежной пурги не смог до него добраться.

Он бы непременно сделал это, но в середине марта при доставке горючего в одно из чукотских становищ у самолета вышел из строя двигатель, и экипажу пришлось совершить вынужденную посадку на лед.

Из-за сломанного шасси и удаленности от ремонтной базы самолет смог взлететь только спустя полтора месяца.

Но операция по спасению челюскинцев на этом не закончилась. Следующий удачный рейс на льдину был совершен 7 апреля. За неделю летчики Сигизмунд Леваневский, Василий Молоков, Николай Каманин, Михаил Водопьянов, Маврикий Слепнев и Иван Доронин, совершив 23 рейса, сняли со льдины и доставили на материк остальных моряков.

Спасение экспедиции челюскинцев произвело настоящий фурор в стране – об этом написали все советские и многие зарубежные газеты и журналы. Именно это событие и сподвигло тогдашнее руководство страны учредить высшее звание, которого удостаивали за совершение подвига или за выдающиеся заслуги.

И первыми Героями Советского Союза стали все семь полярных летчиков, участвовавших в той операции. Никакие знаки отличия им поначалу не предусматривались, выдавалась только грамота от ЦИК СССР.

Спустя два года было принято решение, что героям также полагался и орден Ленина.

А когда Указом Президиума Верховного Совета в августе 1939-го ввели особый отличительный знак – медаль «Золотая Звезда», – звезду под номером один вручили Анатолию Васильевичу Ляпидевскому.

Ляпидевский под грифом «секретно»

В 1935 году, когда Ляпидевский изъявил желание поступить в Военно-воздушную инженерную академию им. Н. Е. Жуковского, нарком обороны Климент Ворошилов лично поучаствовал в судьбе героя. И поставил на его рапорте резолюцию, которая впоследствии стала знаменитой: «Проверить знания тов. Ляпидевского: если подготовлен – принять, если не подготовлен – подготовить и принять».

После окончания учебы Анатолий Васильевич работал в наркомате авиационной промышленности, потом – в Центральном аэрогидродинамическом институте. Перед самой войной его назначили директором авиазавода № 156, и имя Ляпидевского оказалось закрыто грифом секретности. Это давало ему бронь от фронта, однако летчик настоял, чтобы его отправили на войну.

Целый год он прослужил на фронте; сначала заместителем командующего ВВС 19-й армии, затем начальником полевого ремонта 7-й воздушной армии на Карельском фронте. В сентябре 1943-го его вернули руководить авиазаводом.

После войны Ляпидевскому было присвоено звание генерал-майора авиации, в 1949 году он стал заместителем министра авиационной промышленности СССР.

Позднее занял один из руководящих постов в сверхсекретном КБ-25 (ныне Всероссийский НИИ автоматики), которое занималось созданием ядерных боеприпасов, электровакуумных приборов и прочим.

Вплоть до апреля 1961 года, когда Анатолий Васильевич был уволен в запас, члены его семьи не знали, где он трудится.

В начале 1983 года на похоронах Василия Молокова, участника легендарной экспедиции по спасению челюскинцев, Анатолий Васильевич простудился.

А поскольку и без того уже был серьезно болен (диагноз – «лейкемия»), его организм не смог долго сопротивляться.

Первый Герой Советского Союза ушел из жизни в конце апреля, став последним из великолепной семерки отважных летчиков, с которых начался славный путь героев нашего Отечества.

Источник: https://tvzvezda.ru/news/qhistory/content/201803230818-4g18.htm

Ляпидевский анатолий васильвич

0 комментариев

Ляпидевский анатолий васильвич — советский по­ляр­ный лёт­чик, Ге­рой Советского Сою­за (1934), генерал-майор авиа­ции (1946).

Окон­чил Се­ва­сто­поль­скую шко­лу морских лёт­чи­ков (1928), Во­енно-воздушную ака­де­мию им. Н. Е. Жу­ков­ского (1939). На во­енной служ­бе в 1926-1933 годы и с 1935 года.

В 1929-1933 годы слу­жил в ВВС Балтийского фло­та, лёт­чи­ком-ин­струк­то­ром Ей­ской шко­лы морских лёт­чи­ков, за­тем пи­лот Даль­не­во­сточ­но­го управ­ле­ния Гражданского воздушного фло­та. В 1934 году уча­ст­во­вал в по­ис­ке и спа­се­нии уча­ст­ни­ков экс­пе­ди­ции и эки­па­жа па­ро­хо­да «Че­лю­скин».

За про­яв­лен­ное му­же­ст­во и ге­ро­изм ему при­свое­но толь­ко что уч­ре­ж­дён­ное зва­ние Ге­роя Советского Сою­за и вру­че­на ме­даль «Зо­ло­тая Звез­да» № 1. В 1935-1939 годы ра­бо­тал в НИИ ВВС. С 1939 года заместитель начальника Главной ин­спек­ции Нар­ко­ма­та авиационной промышленности.

В 1940-1942 годы начальник от­де­ла экс­плуа­та­ции, лёт­ных ис­пыта­ний и до­вод­ки ЦАГИ и ди­рек­тор авиационного за­во­да № 156 (Мо­ск­ва, с октября 1941года Омск).

В сентябре 1942 — сентябре 1943 года заместитель ко­ман­дую­ще­го ВВС 19-й ар­мии, за­тем начальник по­ле­во­го ре­мон­та 7-й воздушной ар­мии на Ка­рель­ском фрон­те. С сентября 1943 года ди­рек­тор авиационного за­во­да.

По­сле вой­ны главный кон­тро­лёр Гос­кон­тро­ля СССР, заместитеь ми­ни­ст­ра авиационной промышленности и ди­рек­тор авиационного за­вода. В 1961 году уво­лен в за­пас. В 1961-1983 годы заместитель главного ин­же­не­ра опыт­но­го за­во­да ОКБ им. А. И. Ми­коя­на. По­хо­ро­нен на Но­во­де­вичь­ем клад­би­ще. Его име­нем на­зва­на ули­ца в Мо­ск­ве; на до­ме, где Ляпидевский жил (Ни­кит­ский буль­вар, 9), ус­та­нов­ле­на ме­мо­ри­аль­ная дос­ка.

На­гра­ж­дён 3 ор­де­на­ми Ле­ни­на (1934 и др.), ор­де­ном Крас­но­го Зна­ме­ни (1943) и др.

Сочинения:

Пя­тое мар­та. М., 1935.

© Большая Российская Энциклопедия (БРЭ)

Награды

  • На­гра­ж­дён 3 ор­де­на­ми Ле­ни­на (1934 и др.), ор­де­ном Крас­но­го Зна­ме­ни (1943) и др.

Литература

  • Во­до­пья­нов М.В. По­весть о пер­вых ге­ро­ях. 2-е изд. М., 1980
  • Ге­рои ог­нен­ных лет. М., 1984. Кн. 7
  • Ко­че­тов А.В. Их име­на­ми на­зва­ны ули­цы. 4-е изд. Бар­на­ул, 1984

Статью разместил(а)

Тарасютина Евгения Валерьевна

редактор

Источник: https://w.histrf.ru/articles/article/show/liapidievskii_anatolii_vasilievich

Любимый торт Ляпидевского

Первый герой Советского Союза легендарный полярный летчик Анатолий Ляпидевский, оказывается, был большим сладкоежкой.

16 апреля 1934 года постановлением ЦИК СССР было учреждено звание Героя Советского Союза, а 20-го числа стали известны имена первых награжденных. Ими стали полярные летчики Анатолий Ляпидевский, Сигизмунд Леваневский, Василий Молоков, Николай Каманин, Маврикий Слепнев, Михаил Водопьянов, Иван Доронин — за спасение терпящих бедствие пассажиров и членов экипажа парохода «Челюскин».

Вместе со званием Героя они получили Орден Ленина. Золотую звезду учредили только пять лет спустя, и награда за номером один была вручена летчику Ляпидевскому.

В гостях

Эта встреча состоялась почти 40 лет назад в доме на Никитском бульваре, который называли «Домом полярника».

…Я сижу в кабинете генерал-майора Анатолия Васильевича Ляпидевского, самого первого из семи летчиков, спасавших экспедицию на пароходе «Челюскин».

На меня смотрят два Ляпидевских: хозяин дома, в спортивном костюме, с густой шапкой седых волос, так похожий и одновременно не похожий на себя самого — молодого летчика с огромного портрета, который словно приглашает пережить заново те тревожные дни 1934 года.

Поиски льдины Начнем с истории, которая и стала как бы прологом к полярной биографии 26-летнего пилота Анатолия Ляпидевского.

28 июля 1932 года на трассу практически еще не существующего Северного морского пути вышел ледокольный пароход «Сибиряков».

Ему понадобилось 65 суток, чтобы оказаться в Тихом океане. Правда, в конце пути пароход лишился своей главной движущей силы — винта, и последние мили до Берингова пролива прошел под парусом, сшитым судовыми умельцами из разнокалиберных кусков брезента.

На следующий год, заручившись поддержкой И. В. Сталина, Отто Юльевич Шмидт, возглавлявший экспедицию на «Сибирякове», решил закрепить полярный успех на пароходе «Челюскин».

Неприятности начались, опять же, за несколько миль до Берингова пролива. Пароход сильным течением был вовлечен в своеобразный ледовый водоворот, а уже через несколько суток «Челюскин» вмерз в огромное ледовое поле.

При очередном сжатии, получив громадную пробоину, 13 февраля 1934 года «Челюскин» ушел на дно.

*

 …Пурга нас застала в заливе Лаврентия, и мы вынуждены были сесть там и переждать непогоду. Вот тамто 14 февраля 1934 года нас и отыскал Андрей Владимирович Небольсин. Он приехал на собаках из Уэлена и привез нам телеграмму Валериана Владимировича Куйбышева — председателя правительственной комиссии.

Телеграмма была на мое имя и предписывала отставить прежнее задание и направить все внимание на оказание помощи челюскинцам.

В. В. Куйбышев сообщал, что 13 февраля пароход «Челюскин» был раздавлен льдами, и 104 человека оказались на льду. В том числе 10 женщин и две девочки.

Из воспоминаний А. В. Ляпидевского Для полетов за Полярным кругом Главсевморпуть выделил экипажу Ляпидевского самую тяжелую машину АНТ-4 — «гражданскую» версию двухмоторного бомбардировщика ТБ-1.

У него не было аэронавигационных приборов, так что полеты проходили вслепую и вглухую. Главным врагом экипажа Ляпидевского были коварная арктическая погода и дрейф самой льдины, на которой разместился лагерь челюскинцев, за сутки ее относило миль на 30 в сторону.

Двадцать восемь вылетов самолета АНТ-4 прошло впустую. Так продолжалось до 5 марта, когда экипаж всетаки обнаружил ту самую льдину, которую вся мировая печать уважительно называла «лагерем Шмидта».

*

Зашел я два раза. На такую площадку еще не приходилось садиться. Ее размеры были 450х150 метров. Больше всего боялся промазать и пополнить число людей, ожидающих помощи. Но сел удачно и пошел с заместителем Шмидта Погосовым осматривать площадку.

А в это время сам Отто Юльевич, капитан «Челюскина» Владимир Иванович Воронин с группой челюскинцев перебрались через огромную трещину. Они качали на руках и подбрасывали членов нашего экипажа.

Здесь же было принято решение первым рейсом забрать женщин и двух девочек. Полет туда и обратно в Уэлен занял у меня пять с половиной часов.

А когда все закончилось и мы прочитали радиограммы, в которых говорилось, что нам, летчикам, правительство Страны Советов присваивает звание Героев Советского Союза, — это было непостижимо. Только потом, когда ехали через всю страну и весь народ ликовал, мы осознали все, что произошло за эти трудные месяцы в Арктике.

Из воспоминаний А. В. Ляпидевского

Дамский летчик Этим шутливым званием по дружбе наградил Ляпидевского известный полярный радист и не менее известный шутник Эрнст Кренкель, с которым Анатолий Васильевич возвращался домой в одном купе того знаменитого поезда, который с многочасовыми остановками вез челюскинцев и героев-летчиков из Владивостока в Москву.

А само это звание было основано на том самом факте, что именно Ляпидевский, первым «приледнившийся» на крохотный аэродром лагеря Шмидта, сразу же вывез десятерых женщин и двух маленьких девочек, одна из которых — Карина Васильева — родилась на борту «Челюскина» в Карском море. По предложению капитана парохода, Владимира Ивановича Воронина, единодушно имя новорожденной было затверждено в честь этого самого моря.

…Наша беседа с Анатолием Васильевичем затянулась не на один час, но вот настало время, когда из кабинета хозяина дома, по настоятельному требованию его жены Ирины Александровны, мы перебрались в гостиную.

Нас ждал джентльменский набор: легкие закуски, армянский коньяк и внушительного размера торт. «Это его самый любимый», — шепнула мне хозяйка дома, многозначительно показав глазами на Ляпидевского, который, вооружившись посудным полотенцем, протирал в тот момент рюмки.

*

Более четырех десятилетий я не могу забыть те давние дорожные торты.

Именно они все эти годы напоминают мне о тех трогательных знаках внимания, которые оказывали нам на всем пути от Владивостока до Москвы. Помню, в Хабаровске местные кондитеры принесли к поезду торт «Челюскин во льдах». Весил он тридцать килограммов.

Читинцы преподнесли невероятно вкусное сооружение из крема, шоколада, орехов и прочего под названием «В ледовом лагере», размером и весом превышающее творение хабаровчан.

Узнав об этом, иркутяне испекли «Аэродром в Ванкареме», но тогда красноярцы соорудили «Карту Севера страны», и уже этот торт не только не поддавался взвешиванию, но его просто было невозможно нести. Пришлось резать прямо на перроне, хотя было очень жаль.

Из воспоминаний А. В. Ляпидевского

Сын попа

Через несколько дней после посадки Ляпидевского в лагере Шмидта мировая пресса назвала его одним из лучших полярных летчиков и очень хотела все знать об этом молодом советском пилоте. Однако даже советские журналисты владели мизерной информацией о нем. Проворнее всех тогда оказался известный в те годы репортер газеты «Правда» Лев Хват.

«Вскочил я в газик, спешу в Главсевморпуть, — вспоминал он об этом эпизоде из своей журналистской жизни. — Рабочий день уже закончился, но на одном из этажей мне повезло застать сотрудницу отдела кадров. И вот, наконец, у меня в руках тоненькая папка: «Краткая биография пилота А. В. Ляпидевского».

Читайте также:  Партизанка лиза чайкина

Заглядывая в листок, диктую по телефону редакционной стенографистке: «Летчику Анатолию Васильевичу Ляпидевскому двадцать шесть лет… Абзац. Он родился в 1908 году в семье учителя. Двенадцати лет ушел на заработки в станицу Старощербиновскую на Кубани, почти четыре года батрачил…» И далее так же сухо. Хочу обратить внимание на словосочетание «…

родился в семье учителя», которое некоторое время спустя опроверг не кто-нибудь, а Сталин!

*

Несколько дней спустя после возвращения участникам экспедиции и нам, семи летчикам, была устроена торжественная встреча с москвичами, а затем и с руководителями государства.

Немногочисленный прием проходил в Георгиевском зале. Неожиданно подошел сам Сталин, который держал в руках бутылку грузинского вина. Сейчас уже не помню название. Вручив мне свой бокал, сказал: «Что же вы, летчики, пьете по такому торжественному случаю «Нарзан». Надо пить вино».

После этих слов Иосиф Виссарионович сделал основательный глоток прямо из горла, а потом обратился ко мне вполголоса со следующими словами: «Запомни, Анатолий, я знаю, что твой отец был поп, и я сам почти поп, недоучившийся, так что можешь ко мне всегда обращаться по любому поводу».

Из воспоминаний А. В. Ляпидевского Ляпидевский никогда не обращался к Сталину, но на имя наркома обороны СССР Климента Ворошилова подал рапорт о поступлении в Военно-воздушную инженерную академию имени Жуковского. Резолюцию на этом рапорте опубликовали практически все газеты Советского Союза: «Если товарищ Ляпидевский подготовлен, то принять. Если не подготовлен — подготовить и принять».

…После высокопоставленного приема в Кремле, Анатолий Васильевич возвращался домой со своим не менее знаменитым другом Эрнстом Теодоровичем Кренкелем.

*

…В 1939 году мы получали с Ляпидевским «Золотые Звезды» Героя Советского Союза. Когда мы вышли из ворот Спасской башни на Красную площадь, я сказал: — Толя, ты только подумай.

Звезды будут получать тысячи людей. Все они, разглядывая номер на оборотной стороне, будут вспоминать тебя, потому что на твоей Звезде номер первый.

Ляпидевский улыбнулся и промолчал. Моя возвышенная тирада его явно смутила.

Из воспоминаний Э. Т. Кренкеля

Любимый зять

Настало время вернуться к самому началу этой истории, к тому огромному портрету, висящему в кабинете его хозяина. Рядом с ним присоседился еще один портрет, на котором изображен солдат Сухов — кадр из фильма «Белое солнце пустыни». На вопрос к хозяину: «Это ваш любимый герой?» — последовал не менее лаконичный ответ: «Мой любимый зять. Скоро присоединится к нам».

И вот мы уже вчетвером в этом доме сидим за шикарным столом, мастерски сварганенным Ириной Александровной и вместе с легендарным пилотом Ляпидевским, как бы заново проживаем яркую биографию его удивительной жизни.

*

Я уже трижды дед. В те самые дни, когда вывозил из лагеря женщин и двух девочек, сам ждал прибавления семьи. В тот год у меня родилась дочь Александра. Она окончила ВГИК по профессии «кинорежиссер-документалист».

В 1937 году у меня родился сын. В память о покорителе Северного полюса Пири я назвал его Робертом. Он артист Московского кукольного театра. И еще один актер в нашей семье — мой зять Анатолий Кузнецов.

Из воспоминаний А. В. Ляпидевского

Источник: https://amp.vm.ru/news/482218.html

История Ейска в событиях и лицах. Ляпидевский (2011 №08) Статья, INFO-Поиск

16 апреля 1934 года в СССР была установлена высшая степень отличия — звание Героя Советского Союза.    Оно присваивалось за личные или коллективные заслуги перед государством, связанные с совершением геройского подвига, как в мирное, так и в военное время.

Герою Советского Союза вручались орден Ленина, медаль Золотая Звезда и грамота Президиума Советского Союза.    Первым героем страны стал наш земляк, воспитанник Ейского авиационного училища — бесстрашный лётчик: Анатолий Ляпидевский.

   Высокое звание было присвоено лётчику за спасение участников научно-исследовательской экспедиции, которую возглавлял известный полярный исследователь Отто Юльевич Шмидт.

   Когда 13 февраля 1934 года был раздавлен льдами и затоплен пароход «Челюскин», прокладывающий Северный морской путь от Мурманска до Берингова пролива, именно Ляпидевский был одним из первых советских лётчиков, принявших участие в спасении челюскинцев.    Многие опытные полярники и лётчики считали, что самолёты здесь бессильны.

Маршруты Чукотки не известны, нет ни баз, ни аэродромов. Самолёты не приспособлены для длительных полётов полярной зимой. Кабины холодные. Нет приборов для слепых полётов. Туман, мороз, пурга — тысячи опасностей подстерегают пилотов. Каждая посадка среди ледяных торосов является риском и зависит от счастливой случайности.

   Но те, кто так писал, плохо знали нашу страну и её народ, который не признаёт безвыходных ситуаций.    104 человека, среди которых были женщины и дети, ждали на затерянной в океане льдине, а он всё не прилетал.    Ляпидевский вспоминал: «36 раз мы шли в атаку на ледяную стихию, и каждый раз были вынуждены возвращаться назад».

  Его экипаж десятки раз тщетно пытался пробиться к лагерю. Ветер, пурга, жестокий мороз.    Когда летчики наконец-то нашли потерянную во льдах экспедицию, их ждало следующее  испытание — практически негде посадить машину. И только 37-ой полёт закончился успешно. Это произошло 5 марта 1934 года.                      Рискуя жизнью 25-летний  А.

Ляпидевский  с лётчиками Конкиным, Петровым и Руковским на двухмоторном самолёте АНТ- 4 благополучно сели на маленький аэродром, подготовленный в лагере Шмидта, и вывез со льда на землю 10 женщин и двоих детей. Это было начало сложнейшей операции по спасению челюскинцев.    Первый герой – кубанский казак.

Родился Ляпидевский на Кубани в 1908 году, жил в станице Старощербиновской Ейского района. С 7 лет начал работать. Его семья жила очень бедно, Анатолию приходилось много работать, а учился мало, с большими перерывами. В школе он прославился как драчун и забияка, был мечтательным и впечатлительным, активистом и заводилой.

По атлетическому сложению в станице среди сверстников ему не было равных. За силу и выносливость  сверстники и взрослые прозвали его Тарзаном.    Последний, девятый класс, Анатолий закончил в Ейске в 1924 году. После окончания школы поступил работать на маслобойный завод. Был организатором ячейки Общества Друзей Воздушного Флота.

После школы  военно-морских летчиков, Ляпидевский служил инструктором Ейского военно-морского авиационного училища.  Дальше была работа пилотом Гражданского Воздушного Флота на Дальнем Востоке, полярная авиация. Там он и совершил свой подвиг, войдя в историю России, как Герой № 1, прославив Кубань и город Ейск.    Героями не становятся случайно, спасти людей и победить стихию удалось благодаря  мужеству, целеустремленности, мастерству и хорошей физической подготовке нашего земляка.

В Ейске перед фасадом авиа-училища установлен бюст Первого Героя. На школе №2, где учился Ляпидевский,- мемориальная доска. Ейчане помнят кавалера Золотой Звезды №1, гордятся его подвигом, не забудут никогда.     

…И орлы закалки ейской Не срамят своих отцов, Стал героем Ляпидевский И две сотни храбрецов.   Как же ими не гордиться, Как же их не воспевать И в поселках и в станицах, Дай же Бог и вам летать!

                     Е. Котенко

Литература: Котенко Е. Замечательные люди Ейска. — Ейск, 2004.- 560с.

Источник: http://xn—-otbbimgbhuy.xn--p1ai/articlesconclusion/274

Портреты века. Анатолий Ляпидевский. К 110-й годовщине

Конечно, называть Анатолия Васильевича Ляпидевского первым Героем Советского Союза несколько неправильно. Все-таки подвиг был коллективный, и считаться, кто сделал больше, точно не стоит.Они были первые, и этого достаточно.А наш герой, который прожил весьма интересную жизнь, – один из «великолепной семерки».

110-й годовщине со дня рождения Анатолия Васильевича Ляпидевского посвящается.

Анатолий Ляпидевский родился 10 (23) марта 1908 года в селе Белая Глина Ставропольской губернии (ныне Краснодарского края), в семье священника.Детство провел в Ейске. Парня тянуло к технике, потому в юности он охотно работал подручным в кузнице, учеником слесаря, мотористом косилки, помощником шофёра на маслобойном заводе.

Но настоящей страстью Анатолия было море…Когда в 1926 году Ляпидевского призвали на службу в РККА, он хотел поступить в морское училище. Однако «непролетарское происхождение» поставило крест на карьере в военном флоте.Мы никогда уже не узнаем имени того, кто посоветовал расстроенному парню идти в школу летчиков. Но этому человеку надо было сказать большое «спасибо».

В 1927 году Ляпидевский окончил Ленинградскую военно-теоретическую школу ВВС, а в 1928 году — Севастопольскую школу морских лётчиков.

Служил в ВВС Краснознамённого Балтийского флота, затем был переведен на должность лётчика-инструктора в знаменитейшую впоследствии Ейскую школу морских лётчиков.В 1933 году Анатолий Ляпидевский был отправлен в запас.

Он ушел из армии в Гражданский воздушный флот и попросился на одну из самых трудных линий – сахалинскую, в Чукотский отряд Управления полярной авиации Главсевморпути.Летал из Хабаровска через Татарский пролив в Александровск. Трасса эта очень тяжелая, но освоив ее, Ляпидевский, душа которого явно требовала подвига, перевелся на Крайний Север.

Что такое полеты на нашем Севере, да еще в те годы, рассказывать могут лишь те, кто летал. Мы же просто констатируем факт того, что Ляпидевский летал, и летал хорошо.Когда в 1934 году случилась катастрофа с теплоходом «Челюскин», Ляпидевский был одним из тех, кого бросили на поиски. И это – лучшая характеристика умениям как самого Ляпидевского, так и его экипажа.

Самолет: АНТ-4, это который ТБ-1.Командир экипажа: Анатолий Ляпидевский.Второй летчик: Евгений Конкин.Штурман: Лев ПетровБортмеханик: Михаил Руковской.

Могли. Умели. Летали.И здесь самым лучшим девизом были бы слова «Один в поле не воин». Тем более, когда поле ледяное или снежное на Севере.Это сейчас у всех путешественников и туристов есть GPS или ГЛОНАСС и спасатели четко знают, куда лететь. И то бывают трудности и сложности.А в 30-е годы прошлого века… Экипаж Ляпидевского примерно знал, куда им надо лететь.

Снимок не экипажа Ляпидевского, но на АНТ-4 летали так все.

29 полетов оказались неудачными. И только на 30-й раз, 5 марта 1934 года, они нашли челюскинцев.«Двадцать девять раз пытались мы пробиться сквозь пургу и туманы в тяжелейших условиях Заполярья, и все безуспешно…

Вылетали, брали курс, и каждый раз возвращались – стихия свирепствовала, мороз доходил до минус 40 градусов, а летали мы тогда без стеклянных колпаков над кабиной и даже без защитных очков, просто лицо оленьей шкурой обматывали и оставляли маленькие щелочки для глаз.

Но от холода ничего не спасало. В конце концов на 30-й полет я обнаружил этот лагерь.Солнце, тишина, но страшный мороз – 40-45 градусов… Мы всматривались до боли в глазах. И наконец, прямо «уперлись» в лагерь Шмидта.

Первым лагерь увидел Лев Васильевич Петров, наш штурман, показал мне пальцем: «Толя, смотри!..»

Решил садиться. Захожу на посадку раз, другой, но для большой тяжелой машины площадка была очень маленькой, всего 400 на 150 метров. Промажу – ударюсь о льды, проскочу – свалюсь в воду. Сделал два круга и на минимальной скорости сел на льдину. Когда вылез, все вокруг кричали, обнимались, лезли целоваться.

А у меня в голове одна мысль: черт, а как же я отсюда взлетать-то буду?!Посоветовались с Отто Юльевичем Шмидтом и решили сразу взять с собой десять женщин и двух девочек… Самолет большой, тяжелый… впихнули, фигурально выражаясь, в большие, тяжелые малицы женщин и детей, и им пришлось кому-то лежать, кому-то сидеть, сильно сжавшись».

(Из мемуаров А. В. Ляпидевского.)

После первого полета на льдину Ляпидевский неоднократно вылетал из Уэлена к лагерю челюскинцев, но из-за погоды не мог к нему пробиться. 15.03.1934 г. он должен был доставить запас горючего в Ванкарем.Рейс закончился аварией: сломался коленвал одного из двигателей.Вынужденная посадка, сломанное шасси. Повторюсь – 30-е годы прошлого века.

Радиосвязь – очень условная.«Экипаж пропал без вести…»Однако не на тех нарвались. С помощью местных жителей, которым Ляпидевский с экипажем буквально на свое счастье свалились на головы, экипаж добрался до Ванкарема. На собаках.В Ванкареме были мастерские, в которых изготовили все необходимое для ремонта сломавшейся лыжи. Плюс коленвал для двигателя.

Самолет отремонтировали и своим ходом вернулись на базу.Сорок два дня в ледяной пустыне.А. Ляпидевский совершил 30 поисковых полётов, обнаружив их лагерь, совершил посадку на льдину и вывез оттуда 12 человек — десять женщин и двух детей.

За мужество и героизм, проявленные при спасении челюскинцев, Ляпидевскому Анатолию Васильевичу 20 апреля 1934 года присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина (№ 515). 4 ноября 1939 года, при вручении медалей «Золотая Звезда», ему была вручена медаль № 1.

По Ляпидевскому не было отдельного постановления, но, поскольку в списке он значился первым, его и стали считать героем №1. Когда в августе 1939 года учредили «Золотую звезду», то и медаль №1 досталась ему.

Читайте также:  Медаль "за спасение погибавших"

В стране начался культ семерки полярных летчиков, а вместе с ними – исследований Севера.Испортило ли это героев? Не те времена, не те… Да и люди, в общем-то тоже другие.

В 1934 году в Москве участникам экспедиции была устроена торжественная встреча с руководителями советского государства. На приеме в Георгиевском зале к Ляпидевскому подошел сам Сталин. Ляпидевский на 100% использовал ситуацию, попросив Сталина дать ему возможность продолжить учебу.

Уже через несколько дней нарком обороны СССР Ворошилов поставил на рапорте Ляпидевского о поступлении в Военно-воздушную инженерную академию имени Жуковского свою знаменитую резолюцию: «Проверить знания тов. Ляпидевского: если подготовлен – принять, если не подготовлен – подготовить и принять».

Для академии Ляпидевский оказался подготовлен.

Ворошилов взял полное шефство над полярными летчиками. В 1938 году, к 20-й годовщине РККА, летчикам хотели дать звание майоров (они в основном были капитанами, только Каманин майором). Ворошилов лично написал на представлениях к званию: «ПОЛКОВНИКИ!».В 1939 году полковник Ляпидевский окончил Военно-воздушную Академию РККА им.

Жуковского и был назначен заместителем начальника Главной инспекции Наркомата авиационной промышленности. Потом перешел в ЦАГИ – Центральный аэрогидродинамический институт, где работал начальником 8-го отдела (отдел эксплуатации, лётных испытаний и доводок).Но настоящая работа была впереди.В 1940 году Ляпидевский был назначен директором авиационного завода №156 в Москве.

Директором завода и встретил начало войны полковник Ляпидевский.4 июля 1941 года Наркомат авиационной промышленности издал приказ об организации в городе Омске авиационного завода. Вдали от линии фронта. Завод создавался на базе Московского опытно-конструкторского завода № 156 и Тушинского серийного завода № 81.

Первым директором нового завода в Омске 18 июля 1941 года и был назначен А. В. Ляпидевский. Впоследствии завод №166 станет ОНПО «Полет».Осушение болот, расчистка территории, возведение на ней корпусов завода в условиях военного времени (а значит, нехватки буквально всего) стали испытанием для директора.

Главное, что в Омске того времени просто не было в наличии столько рабочих рук и техники, сколько требовалось для срочного (как иначе в условиях войны) запуска завода.Даже НКВД с ГУЛАГом не смогли решить проблемы. Не было уже столько рабочих рук в лагерях.

C середины октября 1941 года авиазавод № 166 вышел в нормальный производственный режим, в сборочном цехе из деталей и агрегатов, изготовленных в Москве, начали собирать первый фронтовой бомбардировщик Ту-2.За годы Великой Отечественной войны завод № 166 изготовил 80 бомбардировщиков Ту-2, более 3500 истребителей Як-9.

А Ляпидевский рвался на фронт…В мае 1942 года его перевели из Омска в Подмосковье на должность начальника отдела испытаний НИИ ВВС. И все-таки в сентябре 1942 года Ляпидевский был назначен заместителем командующего ВВС 19-й армии по тылу.

В декабре 1942 — сентябре 1943 года полковник Ляпидевский служил начальником отдела полевого ремонта 7-й воздушной армии (Карельский фронт).Участвовал в обороне Заполярья. На его плечах лежала забота о сотнях вернувшихся из боя машин, а что такое ремонт техники в условиях полевых аэродромов Заполярья — это понять может только тот, кто там сам служил.В 1946 году А. В. Ляпидевскому присвоили звание генерал-майора и назначили главным контролёром Министерства госконтроля СССР.

В 1949 году А. В. Ляпидевский был назначен по приказу самого Сталина в сверхсекретный КБ-25 (ныне Всероссийский НИИ автоматики), где группой физиков-ядерщиков под руководством И. Е. Тамма и А. Д. Сахарова разрабатывались блоки автоматики для водородных бомб.Вот так к 1954 году герой-летчик снова стал директором.

И до 1961 года Ляпидевский работал в должности директора этого самого опытного завода КБ-25.В 1961 году произошло событие, которое в очередной раз круто изменило судьбу Ляпидевского.

Во время испытаний самой мощной в мире 50-мегатонной водородной бомбы над Новой Землей, Ляпидевский, как и все участники правительственной комиссии, получил жесткую дозу облучения.

По этой причине в том же 1961 году Ляпидевский по состоянию здоровья вышел в отставку.Но подлечившись понял, что просто так сидеть и умирать от лейкемии – дело не интересное.

Однако годы и сильно пошатнувшееся здоровье не предполагали, что Ляпидевский сможет полноценно работать.Слава обстоятельствам, что снова в жизни Анатолия Васильевича нашелся человек, который считал так же.Артем Иванович Микоян, светлая ему память.

И до самого конца своей жизни Ляпидевский руководил разработкой истребителей «МиГ», в том числе МиГ-25 и МиГ-27. Сначала ведущим инженером (после директорских кресел такого уровня!), в 1962-1965 годах, затем ведущим конструктором — в 1965-1971 гг.

Закончил свою трудовую карьеру Анатолий Васильевич заместителем главного инженера по капитальному строительству. И вел активную общественную жизнь.

Умер генерал-майор Ляпидевский 29 апреля 1983 года, простудившись на похоронах, на которые просто не мог не прийти.29 декабря 1982 года хоронили Василия Сергеевича Молокова, который был одним из первых его летных инструкторов и товарищем по спасению «челюскинцев».

К сожалению, для больного и ослабленного лейкемией организма Анатолия Васильевича эта простуда стала фатальной. Несколько месяцев он сражался с болезнью, но… возраст взял свое.И первый Герой СССР ушел из жизни последним из той «великолепной семерки».

110 лет со дня рождения, 35 лет со дня смерти.

Вечная память и вечная благодарность за все: за спасенных челюскинцев, за сотни боевых самолетов и самолето-вылетов, за МиГи, за «Царь-бомбу».

Источник: https://teni-istorii.ru/blog/43433138109

Ляпидевский Роберт Анатольевич, ЛНВМУ, 1954 г.в. | НВМУ

Ляпидевский Роберт Анатольевич родился в 1937 году. Учился в ЛНВМУ с 1950 по 1951 год. 

Кандидаты в адмиралы. Нахимовцы.

Интересно, что несколько позже, в 1950 году был принят в училище Роберт Ляпидевский, отцом которого был, также участник спасания «Челюскина», знаменитый летчик, генерал-майор авиации А.В. Ляпидевский, директор авиазавода № 25.

Ляпидевский Роберт Анатольевич (р. 1937) — служил в военно-морских силах, с 1959 года — актер Государственного академического центрального театра кукол им. С. В. Образцова.

Отец.

.

Родился 23.03.08 г. в селе Белая Глина Краснодарского края. Русский. Детство провёл в городе Ейск. Работал подручным в кузнице, учеником слесаря, мотористом, помощником шофёра на маслобойном заводе.

В РККА с 1926 г. В 1927 г. окончил Ленинградскую военно-теоретическую школу летчиков, в 1928 г. — Севастопольскую высшую школу красных морских лётчиков. Служил в ВВС Краснознаменного Балтийского флота, а затем лётчиком-инструктором в Школе морских летчиков и летнабов им. Сталина в г. Ейске. С 1933 г. — в запасе.

Работал пилотом в Дальневосточном управлении ГВФ. Затем работал в Чукотском отряде Управления полярной авиации Главсевморпути.

Вспоминает генерал-полковник авиации Каманин: «Анатолий Ляпидевский — кубанский казак, человек широкой натуры, вихрастый, плотно сбитый крепыш. Свой путь в авиации он начал в родной мне Ленинградской школе теоретического обучения — «терке».

Но если я в «терку» пришел прямо со школьной скамьи, то Анатолий до нее поработал в кузнице, в слесарной мастерской, на маслобойном заводе, помощником шофера в автобусе.

Когда по стране прокатился клич: «Молодежь — в авиацию!» — Анатолий Ляпидевский осуществил свою заветную мечту: стал летчиком.

Путевку в небо ему дали опытные инструкторы Василий Молоков и Сигизмунд Леваневский. В 1929 году Анатолий Ляпидевский стал летчиком, начал работать инструктором во вновь образованной школе морских летчиков в Ейске. Бывал в Москве у летчиков-испытателей, где получил «провозные» на АНТ-4. Совершил несколько длительных перелетов из Москвы в Ейск.

1933 год круто изменил судьбу летчика Ляпидевского. Он ушел из армии в Гражданский Воздушный Флот и попросился на одну из самых трудных линий — сахалинскую. Летал из Хабаровска через Татарский пролив в Александровск. Трасса эта очень тяжелая, но, освоив ее, неугомонный любитель новых трудностей перевелся на Крайний Север.

И вот Анатолий Ляпидевский получил приказание на тяжелом самолете вылететь на помощь челюскинцам. В состав его экипажа входили: второй летчик Е.М. Конкин, летчик-наблюдатель Л.В. Петров, бортмеханик М.А. Руковский[1]».

В 1934 г. Ляпидевский принимал участие в спасении экипажа и пассажиров парохода «Челюскин», затертого во льдах. Первым прибыл в район поисков. В ходе поисков на двухмоторном самолете АНТ-4 совершил 29 безрезультатных полётов в пургу и в ненастье.

5.03.34 г., он, наконец, обнаружил лагерь Шмидта, совершил посадку на льдину и вывез десять женщин и два грудных ребенка.

Ляпидевский вспоминает: «Двадцать девять раз пытались мы пробиться сквозь пургу и туманы в тяжелейших условиях Заполярья, и все безуспешно… Наконец удача. Солнце, тишина, но страшный мороз – 40-45 градусов… Мы всматривались до боли в глазах. И наконец прямо «уперлись» в лагерь Шмидта.

Первым лагерь увидел Лев Васильевич Петров, наш штурман, показал мне пальцем: «Толя, смотри!» Я обратил внимание: действительно, маленькая палаточка и около палатки три человека.

Потом выяснилось — это были Погосов, Гуревич и бортмеханик Бабушкина Валавин, команда аэродрома, которая, живя в палатке, наблюдала за состоянием поля.

Образовалась глубокая трещина, которая отрезала лагерь от площадки аэродрома…

Я с минимальной скоростью подошел и удачно произвел посадку. Зарулил к троим этим храбрецам. Мы им привезли аккумуляторы для питания радиостанции, две туши оленей, взбодрили их. Они убедились, что самолет — это реальное спасение.

Посоветовались с Отто Юльевичем Шмидтом и решили сразу взять с собой десять женщин и двух девочек… Самолет большой, тяжелый…

впихнули, фигурально выражаясь, в большие, тяжелые малицы женщин и детей, и им пришлось кому-то лежать, кому-то сидеть, сильно сжавшись».

Вспоминает подполковник Кренкель: «5 марта было холодно. Термометр показывал около сорока, когда… на сигнальной вышке появился флаг, означавший: к нам летит самолет. Это семи с половиной метровое сооружение было воздвигнуто на шестиметровом торосе. Вышка использовалась для наблюдений и сигнализации о положении на аэродроме.

Процессия женщин и детей двинулась к аэродрому. В воздухе показался самолет — большая тяжелая машина АНТ-4. Радостный крик. Самолет пошел на посадку. Все заспешили вперед к аэродрому и… огромная полынья, длиной в несколько километров и шириной метров в 20-25, преградила дорогу… Нежданная водная преграда была преодолена — на рысях была доставлена шлюпка-ледянка…

В тот день к нам, наконец, пробился молодой летчик комсомолец Анатолий Ляпидевский. Это был трудный полет. В хаосе ледяных глыб и ропаков искать лагерь с воздуха было не легче, чем иголку в стоге сена. От мороза запотевали, летные очки, и Ляпидевский прилетел в пыжиковой маске, защищавшей лицо, но ухудшавщей видимость.

По его признанию, такой маленькой площадки, 450х50 метров, он в своей летной жизни не видел. Машина у Ляпидевского была тяжелая, и посадить ее на наш ледовый аэродром, наверное, не удалось бы, если бы не упорная тренировка пилота.

Взлетая со своего аэродрома, он, возвращаясь на него, приземлялся на немыслимо крохотный пятачок, специально отмеченный сигнальными флажками.

Появление Ляпидевского в лагере Шмидта сразу же ввело этого замечательного молодого человека в число лучших полярных летчиков мира. Мир требовал подробностей, но… у журналистов было слишком мало информации…

Привожу рассказ репортера «Правды» Льва Хвата, как он добывал нужную информацию:

— Вскочил в газик, спешу в Аэрофлот… И вот у меня в руках тоненькая папка: «Краткая автобиография пилота А.В. Ляпидевского». Заглядывая в листок, диктую по телефону редакционной стенографистке: «Летчику Анатолию Васильевичу Ляпидевскому двадцать пять лет… Да, да, только двадцать пять… Абзац.

Он родился в 1908 году, в семье учителя. Двенадцати лет ушел на заработки в станицу Старощербинскую на Кубани, почти четыре года батрачил. Осенью 1924 года переехал в город Ейск, там вступил в комсомол. Больше года работал на маслобойном заводе.

Районным комитетом комсомола был направлен в авиационную школу… Записали? Продолжаю. Абзац. В 1929 году Анатолий Ляпидевский успешно окончил школу морских летчиков. Был оставлен инструктором в авиашколе. Опять абзац. В марте 1933 года перешел на службу в гражданский воздушный флот.

Работал на авиалиниях Дальнего Востока, затем переведен в полярную авиацию».

После первого полета на льдину Ляпидевский неоднократно вылетал из Уэлена к лагерю челюскинцев, но из-за погоды не мог к нему пробиться.

15.03.34 г. он должен был доставить запас горючего в Ванкарем. Однако во время полета в одном из двигателей его машины сломался коленчатый вал. Ляпидевскому пришлось идти на вынужденную посадку. При этом самолет повредил шасси и выбыл из строя. На ремонт ушло сорок два дня.

Источник: http://www.nvmu.ru/archiv/1/n_1/8392.htm

Ссылка на основную публикацию