Велихов евгений павлович

Евгений Велихов

Мой собеседник — Президент научного объединения «Курчатовский институт» академик РАН Евгений Велихов.

— Евгений Павлович, ваша научная да и общественная карьера, насколько я представляю, была в советские времена вполне успешной?

— В общем, да, хотя я никогда не рвался к власти. Я после школы поступил на физфак МГУ, по окончании которого в 1958 году был направлен на работу в Курчатовский институт, а на диплом пришел сюда на два года раньше.

Так с тех пор здесь и работаю. Ну, защитил кандидатскую и докторскую диссертации — в один заход, 20 лет был вице-президентом Академии наук.

Меня отправляли «на хутора» — я строил, в частности, научный городок Троицк, жил там, формально оставаясь курчатовцем.

— Вы в 39 лет стали академиком — вошли в десятку, а то и в пятерку «молодых да ранних»: Сахаров стал академиком раньше всех — в 32 года, Сагдеев — в 34, Келдыш — в 35 и так далее.

Но в вашей биографии я заметил такую штуку: довольно поздно, в 36 лет, вы вступили в партию.

Зачем? Ведь директор Курчатовского института трижды Герой Соцтруда академик Анатолий Петрович Александров был беспартийный, то есть не считал, что нечленство в КПСС помешает его карьере…

— В то время, о котором речь, я фактически возглавлял филиал Академии наук в Троицке. И вопрос стоял таким образом: либо назначат начальником партийного, либо мне самому надо вступать в партию. Другого выхода не было.

Мы с ребятами посоветовались, решили, что я должен вступать, жена со мной по этому поводу едва не развелась. Что касается Александрова, то, став директором института, он немедленно вступил в партию, и его тут же избрали в ЦК. Должность директора требовала членства в партии.

Вот замечательный физик академик Леонтович не был членом партии, но он никогда и не занимал никаких административных должностей.

— Сейчас вы — Президент или директор Курчатовского института. А в руководство Академии наук по-прежнему входите?

— Два года назад я ушел оттуда. Почему? Во-первых, я пробыл там двадцать лет — вполне достаточный срок, во-вторых, ушел я в конфликтной ситуации. Я выставил свою кандидатуру на пост Президента, представив одновременно свою программу. Члены академии, рассмотрев эту программу, ее отвергли. Тем не менее я свою кандидатуру не снял, выборы проиграл.

— Евгений Павлович, минул год со дня катастрофы атомной подлодки «Курск». Реактор для нее разрабатывал ваш институт. С ним все в порядке, он заглушен?

— Там стоит отличный реактор, ведет себя великолепно.

— Вернемся на 15 лет назад. Чернобыль повлиял на ваше мировоззрение?

— Чернобыль повлиял на мою судьбу. Я ведь до этого атомными делами не занимался: моя специальность — физика плазмы, термоядерный синтез и тому подобное. В Чернобыль я попал случайно.

Мой приятель, американский физик из Принстона, сразу после аварии на станции дал мне телеграмму, что облученным детям нужно давать таблетки йода.

Я с этой телеграммой пошел на заседание правительства, и Рыжков (Председатель Совета Министров в те годы) тут же направил меня в Чернобыль.

— На какой день после аварии вы туда попали?

— На четвертый. Я оставил жене записку, что уезжаю на три дня, а пробыл там месяц. Звонить оттуда по телефону нам запрещалось, она не могла понять, что происходит, но официальным сообщениям, что все нормально, не верила.

— Академик Легасов покончил с собой из-за чувства вины? Какое он имел отношение к чернобыльскому реактору?

— Прямого отношения к аварии он не имел, просто он был первым заместителем директора института — Александрова. И по должности продвигал этот реактор, проповедовал это направление.

Он первым поехал в Чернобыль, я встретил его буквально на другой день после случившегося у подъезда — мы жили рядом — с чемоданчиком в руках. У него, как и у меня, не было идей относительно того, что там случилось.

Он так и сказал: «Еду в Чернобыль, там что-то случилось». Причин его самоубийства много, в том числе личных, обсуждать их неэтично.

— Ваш институт осуществлял научное руководство созданием реакторов, подобных Чернобыльскому, правильно?

— Да, а конструктором был академик Доллежаль. Одной из причин аварии был недостаточный научно-организационный уровень в стране вообще для эксплуатации подобной вещи.

Случился набор ошибок, которого в нормальных условиях быть не должно. Но и сам реактор не был идеальным, мы во многом его сейчас переделали, улучшили конструкцию, так что теперь подобного не может произойти.

Но это необходимо было сделать до аварии в Чернобыле.

— Почему же не сделали?

— У нас в те годы была такая эйфория, обусловленная успехами в строительстве первых атомных станций, полетом Гагарина и так далее. Мы стали считать, что нам все доступно.

А наши возможности на самом деле были ограничены технологиями, которые были разработаны где-то в конце 60-х годов.

Это были хорошие технологии, но когда мы решили, что все можем сделать сами, одни, мы провалились не только в атомной энергетике, но и в космосе, в компьютерах — всюду провалились.

— Академик Александров застал Чернобыль?

— Да, и очень все это переживал. Он ведь привык действовать в других, советских условиях, когда такого проникновения СМИ во все дела не было. Но в свободе прессы кроме положительных есть, согласитесь, и отрицательные моменты.

Среди журналистов есть достаточно большое количество людей, имеющих другие интересы, отличные от интересов дела, поэтому результат их «освещения» события может быть отрицательным.

Поднявшийся в прессе шум очень травмировал далеко не молодого Анатолия Петровича, на этом, собственно, его карьера ученого и Президента Академии наук, замечу, довольно успешная, закончилась. После него таких президентов не было.

— До него был Келдыш — выдающийся ученый. А какой он был Президент?

— Он был сломлен своими неуспехами, у него был сильнейший кризис, по современному говоря, стресс.

— Я слышал, он тоже, как Легасов, ушел из жизни по собственной воле.

Читайте также:  Социальные привилегии и материальные льготы для кавалеров наград рф.

— Точно не знаю, но умер он в личной «Волге», в гараже… Я видел его незадолго до смерти, это был сломленный человек. В то же время, должен сказать, он привлек к работе в академии очень интересных людей, Президиум был очень сильный: Арцимович, Константинов, другие ученые.

— В каком положении Курчатовский институт сейчас? Когда я шел к вам по территории института, видел много обшарпанных зданий…

— Я недавно побывал в MIT — Массачусетском технологическом институте в Бостоне. Самые громкие открытия там делаются в неказистых, обшарпанных, как вы сказали, зданиях. Мы можем тратить деньги — а они у нас есть! — на ремонт зданий, кабинетов, а можем — на науку.

— Ну а что с зарплатой научных работников?

— Мы с самого начала решили, что не будем повышать зарплату за счет сокращения других сотрудников. Человек должен получать столько, сколько он зарабатывает. Академик Леонтович говорил, что справедливость — это осуществленное чувство зависти.

Поэтому мы не ведем особого контроля, кто сколько заработал по различным контрактам, договорам, какие и от кого получил гранты. Многие сотрудники часто бывают в загранкомандировках — это тоже повышает их зарплату.

Если человек получает только государственную зарплату — это грустно, но все, как правило, имеют дополнительный заработок. Если вы на острие какой-то проблемы в данный момент, можете заработать от 500 до 1000 долларов в месяц. Для Москвы это хорошие деньги.

Труднее теоретикам, которым мы пытаемся помогать, ведя здесь кое-какое, небольшое перераспределение ресурсов. Большое перераспределение вести нельзя — мы тогда подрываем инициативу энергичных сотрудников.

— Много сотрудников уехало за рубеж, Евгений Павлович?

— Нет, немного. Но масса сотрудников работает за рубежом по контрактам, иногда возглавляя целые институты, направления, делается это в рамках международных соглашений. Другое дело, что приток молодых ученых в институт уменьшился, — они сразу ищут работу за рубежом, где платят существенно больше, чем у нас.

— Откуда идет подпитка молодыми специалистами?

— У нас есть свой лицей, по окончании которого школьники поступают в Физтех, МИФИ, МГУ. А дальше используется система Физтеха: с третьего курса студенты приходят к нам, здесь пишут дипломы и остаются работать. 10-12 человек мы обучаем с первого курса здесь, в Исследовательском университете, имеющем государственную лицензию.

— У вас дача в Жуковке, где жили, не побоюсь громкого слова, великие ученые: Александров, Зельдович, Харитон, Келдыш, Сахаров. Почему бы вам не устроить там дом-музей, хотя бы один на всех? Ведь в Переделкине работают уже три дома — музея: Пастернака, Чуковского и Окуджавы…

— Такая мысль у меня была. Я даже обращался в администрацию Ельцина с предложением выкупить дачу Сахарова и устроить там музей. Но его дачу кто-то срочно купил, потом перекупил, она пошла по рукам. Я эту идею не отбрасываю, но в этом деле должно участвовать государство.

— А к помощи прессы не хотите прибегнуть?

— Прессу больше интересуют скандалы, чем конкретное хорошее дело. Есть такая теорема: к сообщениям средств массовой информации надо относиться как к заведомой лжи, если у вас нет серьезных причин считать их правдой (смеется).

— Мог бы обидеться за коллег, если бы не счел это шуткой. Скажите, а как вы относитесь к Жоресу Алферову? Он ведь коммунист, а это как-то не вяжется с современностью…

— Прежде всего Жорес — прекрасный ученый. Во-вторых, с большинством его конкретных общественно-политических положений я согласен — они такого, я бы сказал, конституционно-демократического, а не большевистского толка. Его ведь сперва затащили в партию власти: Наш дом — Россия. Он с ними разругался, ушел в КПРФ.

Два моих деда тоже были, кстати, кадеты — один расстрелян в 30 году, другой — в 37-м. Я сперва думал, что тоже принадлежу к кадетам, а когда разобрался, покопался в истории, понял, что больше — октябрист, потому что радикальные воззрения кадетов разрушительны для государства, для построения в России нормального либерального общества.

Я не вижу причин, чтобы не общаться с Алферовым из-за того, что он коммунист.

— Ну, а с Зюгановым можете общаться?

— Нет, не могу, но по другой причине (смеется). С функционерами не общаюсь, с тем же Язовым — пожалуйста.

— Много лет назад кто-то из друзей спросил меня: «Хочешь пойти на встречу с Эренбургом? Тогда поехали в ДК Курчатовского института». Мы домчались сюда к концу встречи, Эренбург отвечал на вопросы.

Мне запомнился один вопрос: «Как вы относитесь к Сталину?» и ответ на него Ильи Григорьевича: «Раньше боялся, теперь не боюсь. Я вообще не боюсь мертвецов».

Сейчас устраиваются подобные встречи?

— Как ни больно об этом говорить, но все заглохло. Не знаю, кто виноват, может, виновато время.

— У вас взрослые дети, чем они занимаются?

— Два сына — компьютерщики, дочь была музыкантом, переучилась на юриста.

— Что вы любите, кроме физики?

— Поэзию. Конечно, Пушкина, но больше, может, Лермонтова, Тютчева, А.К.Толстого. Весь серебряный век: Гумилева, Волошина, которого считаю величайшим поэтом России. Особое отношение у меня к бардам: Окуджаве, Галичу, которого я хорошо знал, Киму, Городницкому…

Источник: http://facecollection.ru/people/evgeniy-velihov

Велихов Евгений Павлович

(род. в 1935 г. ) российский физик

Карьеру Евгения Павловича Велихова можно назвать поистине стремительной: в тридцать один год он стал членом-корреспондентом Академии наук СССР, в тридцать девять лет — академиком и в сорок три — вице-президентом Академии.

Евгений Велихов происходит из потомственной семьи интеллигентов. После окончания физико-математического факультета МГУ он остался в аспирантуре и после блестящей защиты кандидатской диссертации получил направление в Институт атомной энергии имени И. Курчатова.

На протяжении всей жизни, Евгений Павлович Велихов занимается преимущественно секретными разработками. Долгое время его имя вообще запрещалось упоминать в печати. Он стоял у истоков советской термоядерной программы.

Работа над самым дешевым в мире источником энергии была одним из приоритетных направлений в деятельности института.

Читайте также:  Город-герой новороссийск

Как один из руководителей данной программы, Велихов должен был контактировать с Юрием Андроповым, который курировал эти вопросы в ЦК.

После смерти Леонида Брежнева, Евгений Велихов становится одним из главных консультантов правительства по вопросам научной политики. Еще в 1983 году ученый выступил с предложением вернуть из ссылки академика Андрея Сахарова. Но его предложение проигнорировали. Как известно, Сахаров вернулся из ссылки только с приходом к власти Михаила Горбачева.

Одним из первых в стране, Евгений Велихов понял необходимость всеобщей компьютеризации. В середине восьмидесятых годов он выступил с неожиданным для многих заявлением. Тогда Велихов сказал, что через пять лет компьютеры начнут входить в каждый дом, а через десять — станут привычным явлением для россиян. Это его предсказание сбылось, причем в точно обозначенные сроки.

Но мало кто помнит, что именно тогда везде началась учеба на компьютерных курсах, хотя сами машины были еще далеко не во всех научных и учебных заведениях страны.

По инициативе Евгения Велихова началось и постепенное внедрение компьютерного обучения в школах. Конечно, на первых порах оно было теоретическим и при отсутствии машин мало что давало.

Велихова тогда много критиковали, но сейчас вряд ли кто-нибудь сомневается в его правоте.

Как и многие ученые, он был избран народным депутатом, неоднократно выступал на съездах, а в 1990 году даже баллотировался на должность председателя Верховного Совета. Тогда многие журналисты заговорили о том, что он якобы «забросил науку» и начал заниматься политикой.

Но наперекор всем слухам Велихов продолжал заниматься научной деятельностью, сочетая ее с организационной работой. В 1989 году он был назначен директором Института атомной энергии.

Понимая, что сохранить этот уникальный коллектив достаточно сложно, ученый одним из первых руководителей Академии занялся коммерческой деятельностью и организовал фирму по ввозу в страну компьютеров.

Поскольку в то время, существовал низкий обменный курс доллара к рублю, эта деятельность приносила определенный доход. Все полученные средства Евгений Павлович Велихов использовал для развития различных научных коллективов.

В 1992 году он становится президентом компании «Росшельф», которая занималась разработкой газоконденсатных месторождений на шельфе Баренцева моря. Эти изыскания позволили дать стране дешевый газ и стали основой современного стабильного положения Газпрома.

Понятно, что столь разносторонняя деятельность, обусловила и контакты Евгения Велихова с правительством.

Но он никогда не входил в непосредственное окружение Виктора Степановича Черномырдина, хотя на протяжении многих лет был практически главным консультантом бывшего премьера по вопросам внедрения новейших научных разработок. Он считает, что ученый должен заниматься исключительно интеллектуальной, а не руководящей деятельностью.

Конечно, Евгений Павлович Велихов живет в напряженном ритме, и выдерживать его ему помогают постоянные занятия спортом. Он увлекается водными и горными лыжами, виндсерфингом, любит ходить пешком. Велихов заразил спортивным азартом жену и троих детей.

Несмотря на то, что он категорически против напрасной траты времени, сейчас трудно перечислить все общественные и административные обязанности ученого. Евгений Велихов является академиком трех академий, членом нескольких научных обществ, руководителем детской компьютерной школы, которая ежегодно собирается в окрестностях Москвы.

Источник: http://biografiivsem.ru/velihov-evgeniy-pavlovich

Велихов Евгений Павлович

Велихов Евгений Павлович физик — ядерщик, академик, президент «Курчатовского института», полный кавалер ордена «За заслуги перед отечеством», Герой Социалистического труда.

Родился Велихов Евгений Павлович в 1935 году, в Москве. Прадед, по линии отца, был предстоятелем Смоленского собора, но дети не стали священниками, а выбрали работу инженера. Отец, Павел Павлович был строителем и все время работал на стройках века, то возводил Магнитку, то строил Днепрогэс.

Мама, Наталия Всеволодовна умерла рано, маленький Евгений практически не помнил ее, но она стала в фантазиях ребенка сказочной феей, живущей в волшебной стране. Отец вскоре женился на даме интеллигентной, женщине доброй и порядочной — Вере Николаевне Загорянской.

Психика ребенка не позволяла принять новую жену отца, которая могла бы заменить мальчику мать, поэтому душевного родства и близости так и не произошло.

Евгения Павловича воспитывала бабушка (мамина мама), это типично для России, вспомните Пушкина и его знаменитую няню. Добрая и образованная она была немецких кровей и великолепно знала язык предков, в результате с детства будущий академик читал Шиллера в оригинале. В 1943 году отца командируют в Сталинград.

Впечатления об этом периоде жизни останутся в памяти на всю жизнь. Разбитая вражеская и советская техника, боеприпасы, оружие на любой вкус и трофеи в виде немецких фонариков, ножей, железных крестов – вызывали повышенный интерес и заменяли детворе игрушки.

Он с раннего детства видел разрушенные дома, смерть, страдания людей и всю жизнь помнил, какую губительную силу несет война и ее последствия.

В 1944 г. семья возвращается в столицу, Евгений Павлович продолжает учебу в 49-ой средней школе, показывая великолепные результаты в освоение школьных наук. В 1958 г. Е. П.

Велихов поступает и успешно заканчивает МГУ, и его выбирают среди всех выпускников для защиты диссертации «Устойчивость вращения жидкости в магнитном поле» (1959 г.) в конструкторское бюро им. Курчатова.

В 1964 году, в возрасте 29 лет, Велихов становится доктором наук, специализируется на физике плазмы и защищает диссертацию. Это был быстрый, если не сказать молниеносный успех и признание.

В 1968 г. ученому присвоено почетное звание академик. В 1971-1978 г., директор филиала Института атомной энергии в городе Троицк. В 1972 г. с его помощью была основана кафедра плазменной энергетики и космических исследований в МФТИ. C 1992 г. бессменный Президент РНЦ «Курчатовский институт».

Ученый отмечен огромным количеством наград в научной, трудовой, педагогической деятельности и есть орден в награду за мужество, проявленное в ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС.

• 1985 г. удостоен высокого звания Герой Социалистического Труда

• 1999 г. Орден Мужества (1999) — за отвагу мужество проявленные при устранении последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС.

• 2000 г. Орден «За заслуги перед Отечеством» III с. — за важный вклад в отечественную науку и ее популяризацию на родине и за ее пределами.

Читайте также:  Табаков олег павлович

• 2005 г. Орден «За заслуги перед Отечеством» II с.— за огромный, долголетний, научный вклад в развитие атомной энергетики страны.

• 2010 г. Орден «За заслуги перед Отечеством» IV с.— за важный, неоценимый вклад в отечественную науку.

• 2011 г. Орден «За заслуги» III с. (Украина) — за самоотверженный труд и вклад в ликвидацию гуманитарной катастрофы на Чернобыльской АЭС.

• 2015 г. Орден «За заслуги перед Отечеством» I с.— за многолетнюю научную деятельность и вклад в отечественную науку.

Целью всей жизни для Велихова Евгения Павловича была научная работа по использованию на благо человечества атомной энергетики и управляемого термоядерного синтеза.

Он занимается программой изучения, освоения и разработки месторождений углеводородов на дне арктического океана, им создана компания «Росшельф».

Мечта ученого – мечтателя, создать на земле искусственное солнце, а под водой города, где смогли бы жить люди.

Велихов Евгений Павлович участвует в разработке термоядерного реактора на юге Франции (Прованс). С ним часто советуются молодые ученые, говорят, что он обладает великолепным чутьем на новые, перспективные открытия.

Любит песни Вертинского и бардовские песни. Зимой отдает предпочтение лыжному спорту. С молодых лет увлечение – это лошади.

Живет в браке с супругой – Натальей Алексеевной. У него трое детей. Старший сын — Василий, специалист по информационным технологиям. Младший сын — Павел, программист. Дочь – Наталия, музыкант и юрист. Академик любит проводить отпуск и свободное время на даче и не любит выезжать за границу.

 Кавалеры ордена За заслуги перед Отечеством 1 степени.

Источник: http://ordenrf.ru/geroi-rossii/geroi-rossiyskoy-federatsii/velikhov-evgeniy-pavlovich.php

Евгений Велихов

Евгений Павлович Велихов родился 2 февраля 1935 года в Москве (правда, по словам самого Евгения Павловича, настоящая дата рождения — 20 января, а 2 февраля появилось в связи с ошибкой записи данных). В 1958 году он окончил физический факультет МГУ и продолжил обучение в аспирантуре. В 1961 году Велихов пришел в Институт атомной энергии (ИАЭ) им.И.В.Курчатова.

Научная карьера Евгения Павловича была стремительной.

В 1968 году он стал профессором кафедры атомной физики, физики плазмы и микроэлектроники физического факультета МГУ и членом-корреспондентом Академии наук СССР, через два года – руководителем Отдела плазменной энергетики в ИАЭ им.

Курчатова, а в 1971-1984 годах — директором Филиала этого института в Троицке. Также в 1977 году Велихов был избран вице-президентом АН СССР (занимал эту должность до 1996 года).

В 1972 году он основал и возглавил на факультете аэрофизики и космических исследований Московского физико-технического института кафедру плазменной энергетики. В 1976 году на базе этой кафедры им был основан новый факультет проблем физики и энергетики (ФПФЭ), где Евгений Павлович был сначала деканом, а с 1986 года — научным руководителем.

В 1988 году Велихов занял пост директора Института атомной энергии, а в 1992 году стал президентом его правопреемника — Российского научного центра «Курчатовский институт», который возглавляет и сегодня.

В советское время этот институт занимался преимущественно секретными разработками в области атомной энергии, а Велихов еще с 1975 года возглавлял термоядерную программу, также он руководил ликвидацией последствий чернобыльской катастрофы.

Область научных работ Евгения Павловича – физика низкотемпературной плазмы, магнитная гидродинамика, газовые и технологические лазеры, энергетика. Велихов — один из родоначальников исследований в области термоядерного синтеза. Он внес большой вклад в развитие данных областей.

Под его руководством были созданы мощные импульсные источники энергии для глубинного зондирования земной коры, разработана теория создания технологических лазеров, нашедших широкое применение в металлообработке. Велихов является одним из инициаторов развития в России информатики и вычислительной техники и ряда крупных проектов в оборонных отраслях российской промышленности.

Например, ему принадлежит создание уникальной компании «Росшельф» для освоения морских нефтегазовых месторождений Арктики на базе предприятий и технологий подводного кораблестроения.

В последние годы Евгений Павлович ведет научное руководство программы создания ядерной энергетики нового поколения.

Еще с 1988 года он является председателем правления Международной программы создания термоядерного экспериментального реактора (ITER). Также по его инициативе в Курчатовском центре недавно начались когнитивные исследования.

Академик Велихов большое внимание уделяет подготовке молодой научной смены.

Кроме преподавания, он является основателем и председателем российской общественной организации «Достижения молодых – Россия», членом Совета директоров крупнейшей всемирной образовательной ассоциации «Junior Achievement», некоторое время был председателем попечительского совета советско-американского центра «Дети — творцы 21 века» и председателем Комиссии АН по работе с молодежью. В течение многих лет ученый активно занимается и общественной деятельностью. В 1980-х годах он возглавлял Комитет советских ученых в защиту мира, против ядерной войны, был председателем Международного фонда «За выживание и развитие человечества», избирался депутатом Верховного Совета, работал в международной организации «Академия мировых цивилизаций» и т.д. Сегодня Велихов — член Общественной палаты РФ, вице-президент Российского союза промышленников и предпринимателей, член Совета при Президенте РФ по науке и высоким технологиям, входит в состав российско-японского «совета мудрецов». Евгений Павлович — автор большого числа научных публикаций, ряда изобретений и открытий. Он является главным редактором журнала «Поверхность. Физика, химия, механика», членом редколлегии журнала «Наука в России». Имя академика широко известно в России и за рубежом. Он является Почетным членом многих иностранных академий наук и почетным доктором различных университетов мира. Герой Социалистического Труда, лауреат Государственных премий СССР и РФ, Ленинской премии, премий имени М.В.Ломоносова и многих международных премий, Велихов награжден орденами и медалями, как России, так и других стран. Он — Почетный гражданин городов Рино (США) и Пловдив (Болгария). Велихов женат. Его супруга — Арсеньева Наталья Алексеевна, с которой они вместе уже более 50 лет. У них трое детей — сыновья Василий и Павел, дочь Наталия, и трое внуков. Кроме науки академик увлекается горными лыжами, конным спортом и серфингом. Он очень любит русскую поэзию Серебряного века, а также бардовскую песню, особенно творчество Окуджавы, Галича, Кима, Городницкого.

Сегодня Президент научного центра «Курчатовский институт», член Общественной палаты РФ, академик Евгений Павлович Велихов живет и работает в Москве.

Источник: http://vkyrse.com/person/2945

Ссылка на основную публикацию