Глазунов илья сергеевич

Илья Глазунов

Илья Сергеевич Глазунов – советский и российский живописец, руководитель Российской академии живописи, ваяния и зодчества И. С. Глазунова, академик РАХ, народный художник СССР.

Илья родился 10 июня 1930 года в Ленинграде в семье историка и экономиста, преподавателя ЛГУ Сергея Федоровича Глазунова и дочери действительного статского советника Ольги Константиновны Флуг.

В раннем возрасте мальчик занимался в школе искусств, затем поступил в художественную школу на Петроградской стороне.

Илья Глазунов

Во время войны вместе с родителями остался в блокадном городе.

Из всех ближайших родственников выжил только Илья, и в 1942 году подростка отправили по Дороге жизни в тыл — в деревню Гребло Новгородской области.

После возвращения в Ленинград в 1944 году Илья пошел учиться в среднюю художественную школу при институте живописи. В 1951 году поступил в мастерскую профессора Бориса Иогансона в ЛИЖСА имени И. Е. Репина.

Живопись

В 1956 году молодой художник участвовал в международном конкурсе в Праге, где получил первую премию за портрет участника Движения Сопротивления Юлиуса Фучика.

В этом же году был написан первый графический цикл «Русь», посвященный истории русской земли. В студенческие годы начал работать над графическим циклом о современном городе.

Начав с лирических зарисовок – «Двое», «Размолвка», «Любовь» – художник углубился в раскрытие темы урбанизации пространства вокруг человека.

Картина Ильи Глазунова из цикла «Русь»

Дипломная работа «Дороги войны», на которой была изображена отступающая в 1941 году Красная армия, получила низкий балл.

Холст был уничтожен как не соответствующий советской идеологии, но спустя годы автор сделал точную копию картины.

По распределению Илья Глазунов отправился в Ижевск учителем рисования и тригонометрии, а затем перевелся в Иваново. Вскоре художник обосновался в Москве.

Картина Ильи Глазунова «Дороги войны»

Первая выставка Ильи Глазунова состоялась после окончания академии в начале 1957 года в московском Центральном доме работников искусств.

Экспозицию составили четыре художественных цикла Глазунова – «Образы России», «Город», «Образы Достоевского и русской классики», «Портрет».

Ранние работы Илья Глазунов создавал в академическом стиле, но некоторые картины – «Ада», «Нина», «Последний автобус», «Двое», «Одиночество», «Пианистка Дранишникова», «Джордано Бруно» – отмечены влиянием импрессионизма.

Илья Глазунов за работой над картиной «Пробудившийся восток»

В 1958 году Глазунов познакомился с советским поэтом Сергеем Михалковым, который стал помогать молодому художнику.

В 1959 году Илья Сергеевич работал над портретами литераторов и актеров: Сергея Михалкова, Бориса Слуцкого, Майи Луговской, Анатолия Рыбакова, Татьяны Самойловой.

В 60-х годах творчество Ильи Глазунова было отмечено партийным руководством страны, и художник начал получать заказы на создание портретов первых лиц государства. Выезжал живописец и за рубеж.

Портреты знаменитостей Ильи Глазунова

Среди знаменитостей, над портретами которых работал Илья Сергеевич, были политические деятели, писатели, кинематографисты, артисты: Индира Ганди, Федерико Феллини, Джина Лоллобриджида, Мирей Матье, Иннокентий Смоктуновский, космонавт Виталий Севастьянов, Леонид Брежнев. В 1964 году состоялась выставка Глазунова в служебном помещении Манежа. С этого же года Илья Сергеевич возглавил клуб патриотического воспитания «Родина», через год участвовал в создании Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры.

Илья Глазунов пишет портрет Джины Лоллобриджиды

В 1967 году был принят в Союз художников СССР. В середине 60-х выпустил книгу «Дорога к тебе. Из записок художника» автобиографического характера.

Начиная с 60-х годов Илья Сергеевич регулярно работает над созданием иллюстраций к произведениям русских писателей: Федора Достоевского, Александра Блока, Александра Куприна, Николая Некрасова, Павла Мельникова-Печерского, Николая Лескова.

Иллюстрация Ильи Глазунова к роману Достоевского «Идиот»

Получают известность первые значимые полотна автора – «Господин Великий Новгород», «Русская песня», «Град Китеж», цикл «Поле Куликово».

Продолжая пополнять собственную галерею, художник создал ряд портретов исторических персонажей – «Борис Годунов», «Легенда о царевиче Димитрии», «Князь Олег и Игорь», «Иван Грозный», «Дмитрий Донской».

С конца 70-х годов мастер обращается к масштабным полотнам и создает всемирно известные эпические картины – «Мистерия ХХ века», «Вечная Россия», «Великий эксперимент», «Разгром храма в Пасхальную ночь». В 1978 году начинает преподавательскую деятельность в Московском художественном институте.

Картина Ильи Глазунова «Мистерия ХХ века»

В 1980 году получает звание Народного художника СССР. В 1981 году при поддержке Министерства культуры РСФСР создает Музей декоративно-прикладного и народного искусства.

В 1985 году режиссер А. Русанов на Центральной студии документальных фильмов снял картину «Илья Глазунов», посвященную творчеству художника.

В 1986 году Глазунов становится основателем Российской академии живописи, ваяния и зодчества.

Глазунов занимался сценическим оформлением театральных и оперных постановок: «Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии» в Большом театре, «Князь Игорь» и «Пиковая дама» в Берлинской опере, балет «Маскарад» в Одесском оперном театре. В начале 90-х курировал реставрационные работы зданий Московского Кремля – Александровского и Андреевского парадных залов Большого Кремлевского дворца и 14-го корпуса. В 1997 году Илье Глазунову присвоили Государственную премию РФ.

Художник-постановщик Илья Глазунов балета «Маскарад» в одесском оперном театре

В 2004 году состоялось открытие Московской государственной галереи Ильи Глазунова, в которой разместилось более 300 картин мастера.

В 2008 году художник выпустил вторую из книг – «Россия распятая», в основу которой легли размышления о судьбе страны, очерки из собственной биографии.

В 2000-х появились картины «Раскулачивание», «Изгнание торговцев из Храма», «Последний воин», автопортрет «И снова весна».

Картина Ильи Глазунова «Изгнание торговцев из Храма»

В 2012 году Илья Сергеевич стал доверенным лицом В. Путина. Именем Глазунова назвали одну из малых планет. Илья Глазунов – обладатель четырех Орденов за заслуги перед Отечеством.

Русская православная церковь дважды награждала художника: в 1999 году был вручен Орден Преподобного Сергия Радонежского, а в 2010 году – Орден Преподобного Андрея Рублева.

В 2010 году прошла юбилейная выставка работ мастера в Манеже «Художник и время».

Илья Глазунов и Владимир Путин

В начале июня 2017 года состоялось открытие Музея сословий, который расположился в крыле галереи Ильи Сергеевича.

На трех этажах разместились экспозиции предметов быта, документов и фото, имеющих отношение к сословиям дореволюционного общества: дворянству, крестьянству и православию.

Основу экспозиции составили древние иконы, которые Илье Глазунову удалось собрать в советское время по разным уголкам страны, а также полотна русских художников – Рериха, Нестерова, Сурикова, Кустодиева.

Картинная галерея Ильи Глазунова

Последними картинами автора стали законченная «Похищение Европы» и незавершенные полотна «Россия до революции» и «Россия после революции». На официальном сайте художника можно ознакомиться с ретроспективой его творчества, литературными трудами, семейными и рабочими фотографиями.

Личная жизнь

В 1956 году состоялась свадьба Ильи Глазунова и Нины Александровны Виноградовой-Бенуа. Жена выпускника художественной академии тоже училась на живописца. Впоследствии Нина Александровна помогала супругу в оформлении многих полотен, а также в создании сценографии к оперным спектаклям.

Илья Глазунов с семьей

Дети Ильи Глазунова – Иван и Вера – пошли по стопам родителей и оба стали художниками. Сын получил звание Заслуженного художника РФ и прославился созданием картины «Распни его!», а дочь получила известность после написания полотна «Великая княгиня Елисавета Феодоровна перед казнью в Алапаевске».

Илья Глазунов и вторая жена Инна Орлова

В 1986 году Нина Александровна погибла при невыясненных обстоятельствах, хотя следствие настаивало на версии самоубийства. Потеря близкого человека стала большим ударом для Ильи Сергеевича.

Художник на долгие годы погрузился в творчество и общественную работу, оставив личную жизнь в стороне.

В конце 90-х Глазунов познакомился с Инной Орловой, которая впоследствии стала второй женой мастера, а также заняла пост директора галереи Глазунова.

Смерть

9 июля 2017 года сердце художника остановилось. Причиной смерти стала сердечная недостаточность. Родственники художника получили официальные соболезнования в связи со смертью Ильи Сергеевича от президента В. Путина, а также от Дома Романовых.

Илья Глазунов в 2017 году

Похороны были проведены по православному чину. Прощание с мастером состоялось на территории Сретенского монастыря, отпевание – в Богоявленском соборе в Елохове. Могила художника находится на Новодевичьем кладбище.

Картины

  • «Дороги войны» — 1957
  • Цикл «Поле Куликово» — 1980
  • «Прощание» — 1986
  • «Вечная Россия» — 1988
  • «Великий эксперимент» — 1990
  • «Моя жизнь» — 1994
  • «Мистерия XX века» — 1999
  • «Разгром Храма в Пасхальную ночь» — 1999
  • «Закат Европы» — 2005
  • «И снова весна» — 2009
  • «Изгнание торговцев из храма» — 2011

Фото

Источник: https://24smi.org/celebrity/7984-ilia-glazunov.html

Глазунов Илья Сергеевич

6Родился 10 июня 1930 года в Ленинграде. Отец — Глазунов Сергей Федорович, историк. Мать — Глазунова Ольга Константиновна. Супруга — Виноградова-Бенуа Нина Александровна (…-1986). Сын — Глазунов Иван Ильич, художник. Дочь — Вера Ильинична.Илья Глазунов — художник, вокруг имени которого вот уже несколько десятилетий не стихают споры.

Восторгам публики сопутствует острая критика, несмотря ни на что, интерес к творчеству этого незаурядного человека не ослабевает. «Художником меня сделал Ленинград, — говорит он, — с его громадами стройных домов, его Дворцовая площадь, его Нева, мосты, ветер… Эрмитаж — мерцание будто бы свечей, отраженное в паркете, темные прорывы картин в золоченых рамах…

Сколько помню себя — рисовал. Первое мое впечатление в сознательной жизни — кусок синего неба с ослепительно белой пеной облаков, дорога, тонущая в поле ромашек, и таинственный лес вдали.

С этого мига словно кто-то включил меня, сказав: «Живи!» Величайшим потрясением отозвалась в душе художника ленинградская блокада, осталась в памяти неотступным кошмаром, когда он, потеряв почти всех родных, умерших у него на глазах, чудом остался жив. 12-летнего мальчика вывезли из осажденного города через Ладогу, по Дороге жизни, под фашистскими бомбами…

Память о войне всегда живет в душе художника. Уже будучи взрослым человеком, студентом Ленинградского художественного института имени И.Е. Репина, он выразил свои впечатления военных лет в картине «Дороги войны», полной истинного драматизма и правды жизни. Глазунов предложил ее в качестве дипломной работы.

Академическое начальство единодушно отвергло картину, назвав ее антисоветской, искажающей правду и смысл Великой Отечественной войны советского народа: «Война характерна победой, а вы смакуете отступление советских войск — такого еще не было в советском искусстве».Картину несколько лет не выставляли.

На знаменитой пятидневной выставке, которая проходила в Манеже в 1964 году, он все-таки осмелился ее показать. Однако выставка была закрыта, а картина передана в Дом офицеров, где была уничтожена. В середине 1980-х годов художник написал повторение уничтоженной картины. Она находится теперь в художественном музее Алма-Аты….

Выехав из Ленинграда, маленький Илья оказался в старинной деревеньке Гребло, затерянной в дремучих новгородских лесах. Вместе с деревенскими сверстниками копал картошку на поле, работал на гумне, пас колхозное стадо. Эти годы оставили глубокий след в сознании будущего художника, им он во многом обязан пониманием русского характера, ощущением поэтики русского пейзажа.

Война еще не кончилась, когда Иля Глазунов вернулся в родной Ленинград. Он поступил в среднюю художественную школу, ставшую впоследствии Институтом имени И.Е. Репина Академии художеств СССР, где занимался в мастерской Народного художника СССР профессора Б.В. Иогансона.

То был период поисков своего пути в искусстве, своего понимания реализма — как выражения внутреннего мира человека, передаваемого через правду объективного мира. Следуя методу русской национальной школы, Глазунов уже на раннем этапе своего творчества много внимания уделял подготовительной работе, этюдам, пластическому решению композиции.

Под высокими сводами академического коридора — бывшей Императорской Академии художеств — 25-летний студент Илья Глазунов встретил женщину своей судьбы, которая стала его супругой, — Нину Александровну Виноградову-Бенуа. Происходила она из известной всем любителям искусства семьи Бенуа. Ее дядя, Н.А. Бенуа, 30 лет был главным художником театра «Ла Скала», другой родственник — всемирно известный режиссер и актер Питер Устинов. Его мать — родная сестра бабушки Нины Александровны — была дочерью архитектора и ректора Императорской Академии художеств Леонтия Бенуа, родного брата Александра Бенуа.


Нина. Портрет жены художника. 1955.

Первая выставка 26-летнего ленинградского студента Ильи Глазунова состоялась в начале февраля 1957 года в Центральном Доме работников искусств в Москве. Невиданный громоподобный успех, отозвавшийся волной публикаций в мировой прессе, возвещавшей о мощном ударе по социалистическому реализму, нанесенном молодым художником, поставил это событие в разряд исторических явлений.

Основанием для проведения выставки послужило получение Глазуновым Гран-при на Всемирной выставке молодежи и студентов в Праге за созданный им образ заключенного в тюрьму писателя Юлиуса Фучика. Молодой художник решил эту тему смело и неожиданно. Он показал колодец тюремного двора, куда заключенных вывели на прогулку, и они уныло бредут по кругу, глядя в землю.

И только один, чем-то напоминающий своими чертами самого молодого художника, осмелился поднять высоко голову и смотреть на красоту тающих в небе облаков и кружащихся в вечернем закате птиц. Эта картина, столь необычная и драматическая, потрясла не только международное жюри в Праге, но и советскую публику.

Обращение художника к образу автора «Репортажа с петлей на шее» было поддержано официальной идеологией в традиционном интернационалистском звучании, и это, вероятно, давало основание предполагать развитие творчества молодого художника в перспективе. Но то, что увидели потрясенные зрители на его выставке, входило в полное противоречие с советскими идеологическими установками.

Художник представил 80 графических и живописных работ. В их создании выразилось творческое кредо художника-реалиста, понимающего реализм по Достоевскому — «в высшем смысле этого слова». «Нет ничего фантастичнее реальности» или, как говорил один из любимых художников Глазунова — М.А. Врубель, «только реализм родит глубину и всесторонность».

Поток зрителей, желавших попасть на выставку, нарастал с каждым часом, а в день ее обсуждения властями была вызвана для укрощения страстей милиция, что впоследствии стало атрибутом и других выставок Глазунова.

Читайте также:  Город-герой смоленск

Официальная критика на первых порах пребывала в шоковом состоянии, затем по поводу творчества молодого художника разгорелась жестокая полемика, разделившая публику на два непримиримых лагеря. И сегодня имя Ильи Глазунова — своего рода лакмусовая бумажка, которая сразу выявляет мировоззрение человека.

Не случайно один из великих писателей современности недвусмысленно сказал: «Тот, кто против Глазунова, тот против России. И наоборот».

Зрители и авторы публикаций, приветствовавшие появление дерзкого таланта, отмечали его глубоко национальный характер, говорили о правде жизни и поэтическом видении, об открытии новых и свежести трактовки таких вечных тем, как любовь, об особой чуткости к темам трагического звучания и необыкновенной для молодого художника глубине проникновения в мир Достоевского. Другие в его творчестве усматривали увлеченность западными веяниями, упадничество и пессимизм. Именно в таком духе велось обсуждение выставки в высших партийных инстанциях, которого удостоился дотоле неизвестный студент. После закрытия выставки идеологические баталии вокруг нее не закончились, что в немалой степени осложняло всю дальнейшую судьбу Глазунова.


Ф.М. ДОСТОЕВСКИЙ. БЕЛАЯ НОЧЬ

Большинство исследователей да и сам художник выделяют четыре основных цикла в его творчестве.

Жизнь современника, поэзия будней большого города — тема его лирического «Городского цикла», в который входят такие картины, как «Ленинградская весна», «Город», «Последний автобус», «Ушла» и другие.

Для города Глазунова характерно особое психологическое настроение, передающее состояние духа художника. Порой Глазунов выражает настроение своего лирического героя, показывая город, увиденный его глазами.


Последний автобус

«Гордиться славой своих предков не только можно, но и должно, не уважать оной — есть постыдное равнодушие» — эти слова Александра Сергеевича Пушкина стали девизом Глазунова в работе над циклом «История России». «История России — это дерзания и войны, пожары и смуты, мятежи и казни, победы и свершения, — говорит художник. — Были минуты унижения, но пробивал час, и Россия возрождалась из пепла еще краше, сильнее и удивительнее. История России — красное пламя Революции и вера в будущее. Но нет будущего без прошлого. Верю в будущее человечества, верю, что оно несет новое одухотворенное искусство, равное вершинам прошлого и, может быть, более высокое…» Более 20 лет посвятил художник циклу «История России» и продолжает его. «Олег с Игорем», «Князь Игорь», «Два князя», «Русский Икар», «Проводы войска», «Канун» (Дмитрий Донской и Сергий Радонежский в канун Куликовской битвы), «Андрей Рублев», «Русская красавица», «Мистерия XX века», «Вечная Россия» и многие другие полотна воспевают трудную и героическую судьбу Древней Руси.


Остров Рюген. Жрец.
Внуки Гостомысла: Рюрик, Трувор, Синеус
Умила Новгородская, мать Рюрика.
Князь Олег и Игорь
Князь Игорь
Засадный полк
ДВА КНЯЗЯ
Нашли князя. Проводы войска.
Возвращение
Боян. Слава предкам!
ДЕВУШКА С ВОЛГИ. 1977 г. ИВАН ГРОЗНЫЙ 1974 г.
Дмитрий Донской
КНЯГИНЯ ЕВДОКИЯ В ХРАМЕ
Царевич Димитрий
Легенда о царевиче

Важный этап творчества художника — иллюстрация литературных произведений. Если цикл «Город» сравнивают с лирическими стихами, то о цикле иллюстраций пишут, что в нем Россия предстает во всей своей социальной многогранности, многоплановости.

Иллюстрации к произведениям Мельникова-Печерского, Никитина, Некрасова, Лескова, Островского, Лермонтова, Блока, Куприна… Из прочтения всего писателя, из его книг Глазунов стремится воссоздать зримый образ Родины — такой, каким он выкристаллизовался в душе писателя.

И то, что удается в итоге Глазунову, далеко не всегда «иллюстрация» в прямом смысле этого слова: это и живописное дополнение к тексту писателя, и самостоятельное произведение. Цикл подобных произведений составляет своеобразную живописную энциклопедию русской жизни былых времен.

Имя художника Глазунова иногда связывают с именем Ф.М. Достоевского; цикл иллюстраций, выполненный к его произведениям, в зримой форме передает мысли-образы писателя.

Достоевский научил Глазунова «искать человека в человеке», в повседневной действительности ощущать великий ход времен с его извечной яростной схваткой добра и зла, «где поле битвы — сердце человека».


Незнакомка.
СНЕГУРОЧКА
В ПОЛЕ (ДАРЬЯ)

Четвертый цикл работ Глазунова составляют портреты современников. «Пишу молча, — рассказывает Илья Сергеевич. — Мне необходимо почувствовать внутреннюю музыку души того человека, портрет которого я пишу. Идеальная обстановка — если при этом звучит классическая музыка: она создает настроение.

Каждый портрет — экзамен для меня, я не имею права писать его безразлично. Каждый человек — Вселенная, каждый необычайно интересен: и строитель, и космонавт, и знаменитая киноактриса, и вьетнамская ополченка, и шахтер, и студент, работающий на БАМе…

Нарисовать человека вовсе не означает нарисовать комплимент ему, нет, только сказать правду! И он должен быть похож, иначе это не портрет. Портрет — документ человеческого духа, реальная форма гуманизма». Со многих портретов, выполненных Глазуновым, глядят красноречивые, волнующие, проникающие в душу зрителя глаза.

Для художника характерны углубленный психологизм, умение распознать внутренний мир изображаемой личности, выразить ее духовную жизнь.


Наташа

Портрет жены художникаОсобо интересен портрет жены Глазунова — «Нина». Художница из знаменитой династии художников Бенуа, Нина стала спутницей, другом, помощником Глазунова. Их дети, Ваня и Вера, тоже сделались прототипами персонажей многих картин Глазунова. Ильей Сергеевичем написаны портреты рабочих и колхозников, писателей и государственных деятелей, людей науки и искусства: Сальвадор Альенде, Урхо Кекконен, Федерико Феллини, Давид Альфаро Сикейрос, Джина Лоллобриджида, Марио дель Монако, Доменико Модуньо, Иннокентий Смоктуновский, космонавт Виталий Севастьянов, Сергей Смирнов… Многое написано с места событий. Будь то Чили, Вьетнам, Франция, Италия или Россия (строительство Байкало-Амурской магистрали, города и села России). Однажды на Волге, в деревенской избе, художник увидел икону, оклад которой был расшит речным жемчугом и стеклярусом. Их созвучие было «как замерзшее окно, как спелое ржаное поле — вся гамма красоты и неповторимая форма выражения». И возникла идея: писать на инкрустированной доске с использованием жемчуга. Подобный коллаж («Иван Грозный», «Борис Годунов», «Царевич» и другие) усиливает психологию образа, воскрешает обаяние творчества древних русских художников. При широте взгляда, при всем разнообразии тем и изобразительных средств, высоком мастерстве живописца, своеобразии рисунка и колорита, манеры и почерка главное в творчестве Ильи Глазунова — цельность восприятия мира, его философский, идейный порыв, одухотворенность. Его работы освещены отблеском огня, который горит в душе, направляя течение мыслей. Все это составляет смысл жизни художника.Творческая биография мастера неразрывно связана с театром. Еще в студенческие годы он был страстно увлечен музыкой, искусством выдающихся певцов и музыкантов, даже хотел было стать театральным художником. Этот импульс дал плоды в зрелую пору, когда вместе с супругой, тонким знатоком русского костюма, он создал потрясающее оформление к постановкам опер «Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии» Н. Римского-Корсакова в Большом театре, «Князь Игорь» А. Бородина и «Пиковая дама» П. Чайковского в Берлинской опере, к балету «Маскарад» А. Хачатуряна в Одесском оперном театре…Здесь им были продолжены традиции великих русских художников — таких, как В. Васнецов, А. Бенуа, К. Коровин, А. Головин и других, заложивших на рубеже ХIХ-ХХ веков основные принципы современного театрально-декорационного искусства. Постановки с декорациями, созданными по эскизам И.С. Глазунова, воскрешающими дух знаменитых «Русских сезонов» в Париже, имели огромный успех. Театральные критики с восторгом отзывались о «поющей живописи» Глазунова, шедшего, как всегда, и против нынешних модернистских течений, захлестнувших театральную сцену, и против казенного натурализма.Для многих русских художников, особенно прошедших школу Петербургской Императорской академии художеств, неизменным оставался интерес к архитектуре. Не мог быть чуждым ему и Илья Глазунов, выросший в атмосфере дворцовых ансамблей родного Питера. Первым его архитектурным проектом стал конкурсный проект музея народного искусства в Палехе, выполненный совместно с молодым архитектором Поликарповым в традициях «новорусского стиля», раздавленного в годы революции натиском авангарда. Этот проект, резко отличавшийся от других, попался на глаза и приглянулся тогдашнему министру иностранных дел А.А. Громыко. Вскоре Глазунов был приглашен в Мадрид, где тогда строилось новое здание советского посольства. Но за ним оставили только работу над интерьерами. В холле и залах здания, построенного по канонам «корбюзьевского» мышления, неожиданно открылся величественный державный дух русского зодчества, который исходил от столь любимого художником Петербурга и лучших творений отечественной архитектуры! Мэр Мадрида Терно Гальван говорил, что эти интерьеры станут украшением испанской столицы. А испанские журналисты писали, что «не надо даже ездить в Россию, все известно из работ Глазунова».Особой вехой в Глазунов Глазунова была битва за спасение исторической Москвы — вернее, того, что от нее осталось к началу 1970-х годов. Известно, что особенно сильный ущерб был нанесен городу в 1930-е годы при реализации Генерального плана его реконструкции, взлелеянного Лазарем Кагановичем. Святыню России, воспетую во множестве произведений, приводившую в трепет иностранцев своей красотой, Каганович объявил «невообразимым хаосом, созданным будто пьяным мастеровым», подлежащим уничтожению ради постройки «нового коммунистического города». Последующие перепланировки и перестройки довели Москву до того состояния, что она была вычеркнута из международного реестра исторических городов.Илья Сергеевич с единомышленниками создал огромный альбом, показывающий былую Москву, несравненный образец мирового градостроительного искусства, и отражающий невосполнимые утраты, нанесенные столице, которой грозило превращение в безликий населенный пункт. Этот фундаментальный труд стал веским аргументом в руках Глазунова, неустанно бомбардировавшего высшие органы власти. Вместе с известным композитором Вячеславом Овчинниковым ему удалось собрать подписи самых выдающихся деятелей науки и культуры под письмом в Политбюро ЦК КПСС. Генплан был выставлен на обозрение в Манеже и раскритикован возмущенной общественностью. После чего он был «зарублен», имена его авторов сняты с представления на Ленинскую премию, а при ГлавАПУ Москвы был создан общественный совет, без санкции которого разрушения исторической застройки не могли допускаться.Илья Сергеевич продолжает принимать деятельное участие в возрождении былого великолепия Старой Москвы. Среди его работ последних лет — непосредственное участие в реставрации и реконструкции зданий Московского Кремля, в том числе Большого Кремлевского Дворца.


Вечная Россия

Источник: https://www.perunica.ru/russkie_xudozhniki/1184-glazunov-ilya-sergeevich.html

Глазунов Илья Сергеевич

(род. в 1929 г.) русский художник

В 1944 году, когда Илья Глазунов поступал в среднюю школу при Ленинградской Академии художеств, на прием- ном экзамене он нарисовал своих друзей — деревенских мальчишек из новгородской деревни Гребло, которая стала его второй родиной.

Именно сюда в начале 1942 года двенадцатилетнего Илью привезли из блокадного Ленинграда, где его родители умерли от голода. Осиротевшего мальчика приютила простая деревенская женщина, солдатская вдова Марфа Скороходова.

Глазунов потом отразит ее образ во многих женских лицах на своих картинах.

Вместе с деревенскими мальчишками Илья Глазунов пас скот, занимался крестьянской работой, учился в деревенской школе. Детские впечатления остались в памяти городского мальчика, и темы деревни, незамысловатая жизнь простых русских людей, величие русской природы навсегда вошли в творчество Глазунова.

Древняя новгородская земля с ее памятниками, неиссякаемым духом старины оставила и другой след в творчестве художника — неизменную и страстную привязанность к прошлому России, отечественной истории.

Глазунов Илья Сергеевич является приверженцем классической традиции в русской живописи. После окончания средней школы он продолжил образование в Ленинградской Академии художеств, преобразованной в институт. Там все еще сохранялся дух старой, дореволюционной академии, где основательно учили рисунку, прививали уважение к классическому наследию.

Еще будучи студентом Академии, Илья Глазунов получил свою первую международную награду — Гран-при за картину «Поэт в тюрьме. Юлиус Фучик», которая была представлена на конкурсе живописцев в Праге.

Вскоре после этого состоялась первая выставка картин Глазунова в Москве. Она прошла с большим триумфом, однако художнику это мало помогло.

После окончания Академии он был направлен преподавателем черчения в Ижевск, откуда переехал в Иваново.

В Москву, Илья Глазунов попал благодаря помощи своих друзей и, в частности, Сергея Михалкова. Знаменитый поэт, написавший слова Гимна Советского Союза, походатайствовал за него перед министром культуры Е. Фурцевой. Так Глазунов стал москвичом. Он получил комнату в 18 кв.м. и стал писать свои картины.

Первые работы Ильи Сергеевича Глазунова, еще полны трагических воспоминаний о военном времени. Неподдельным ужасом и бедой веет от картин «Голод», «Блокада», «Дороги войны», «Мать героя». Художника упрекали за натурализм трактовки сюжетов, но он был вызван стремлением автора донести до зрителя суровость героического времени во всей его полноте, не смягчая ни одного штриха.

Однако эти темы потом вытесняются врачующим покоем русской деревни, искренностью и сердечностью простых русских людей, мягкими красками пейзажа. С этого времени Глазунов становится преданным и убежденным певцом русской земли.

Монументальное полотно «Русь», написанное им в 1968 году, как бы подготовлено всеми его предшествующими пейзажами — «Плес» и «Пейзаж с водой» 1952 года, «Луга» и «Деревня Гребло» 1954-го, позднейшими работами «Детство», «Ферапонтово» и другими.

Пейзажи Ильи Глазунова в основном представляют собой открытые места; безбрежные поля и долины, отдельные деревушки и путники на дорогах — все это сообщает зрителю ощущение простора. Художник всегда тяготеет к панораме, которая вызывает представление о немереных верстах русской земли.

В пейзажах Глазунова совсем нет примет современности — бегущих по дорогам автомобилей, высоковольтных опор и т.д. Художник оставляет русскую природу в ее первозданной красоте.

Очевидно, в этом и заключается одна из причин сильного эмоционального воздействия пейзажей Ильи Сергеевича Глазунова на современного зрителя.

Читайте также:  Плисецкая майя михайловна

Во многих картинах художника ощущается эпический, былинный характер. Таково «Поле Куликово», «Зима», «Детство», «Господин Великий Новгород», другие полотна.

Значительное место в творчестве Ильи Глазунова занимает историческая тема. Художника особенно привлекает героическое прошлое русского народа, те эпизоды отечественной истории, когда Русь переживала нашествие иноземцев.

Вольно или невольно, Глазунов отражает в своем творчестве те чувства, которые ему самому пришлось испытать в военные годы. Поэтому в его исторических полотнах так убедительно показаны страх и смятение мирных русских людей перед безжалостной и беспощадной вражеской лавиной. Этот дух буквально пронизывает цикл картин Ильи Сергеевича Глазунова «Детство Андрея Рублева» и «Поле Куликово».

Во многих картинах на исторические темы, таких, как «Нашествие», «Штурм града» и других, Глазунов как бы отходит от канонов реалистической живописи и использует более броские приемы, которые способны сильнее поразить воображение зрителей, вызвать у них не только сочувствие или сопереживание, но и патриотические чувства. В этих случаях он выступает как публицист в живописи.

В поисках форм и путей художественной выразительности, Илья Глазунов часто обращается к живописному наследию прошлого. Так, в работах художника шестидесятых-семидесятых годов можно заметить подражание иконописи.

Особая приверженность Глазунова русской теме, эпизодам отечественной истории нравилась не всем. Художника упрекали в национальном шовинизме и великодержавности.

Несмотря на то, что он считался уже зрелым мастером, его долго не принимали в Союз художников. Мастеру стоило большого труда устраивать свои выставки, а если это все-таки удавалось, то власти чинили всяческие препятствия.

В прессе часто появлялись разгромные статьи по поводу творчества Ильи Глазунова и критические рецензии на его выставки.

Ситуация мало изменилась и тогда, когда его стали привечать сильные мира сего. К тому времени художник был уже известен во всем мире как замечательный мастер портрета. Ему позировали отечественные и зарубежные кинозвезды, театральные деятели, писатели, ученые.

Так, Глазунов получил заказ написать портрет индийского премьер-министра Индиры Ганди, который Леонид Ильич Брежнев торжественно вручил ей во время своего официального визита в Индию. После этого, Илья Сергеевич Глазунов написал портрет самого Брежнева и многих других советских и иностранных государственных деятелей.

Теперь он получил возможность разъезжать по всему миру. Его портреты нравились, и в Кремль отовсюду шли благодарственные письма.

По заданию ЦК комсомола художник ездил в Чили и во Вьетнам, где в то время шла война, и привез оттуда цикл картин, показанных на выставке. Только после этого Илья Глазунова приняли в Московское отделение Союза художников СССР.

Слава и признание, в свою очередь, вызывали негативную реакцию со стороны других художников. Глазунова упрекали в связях с КГБ, завидовали его связям с руководством страны… Однако живописец никогда не использовал их в личных целях.

После того как он создал Всероссийский музей декоративно-прикладного искусства в Царицыне, ему предлагали вступить в партию, чтобы можно было без особых трений назначить его директором музея.

Глазунов отказался, но директором все-таки был назначен.

К творчеству Ильи Сергеевича Глазунова, как и любого другого художника, можно относиться по-разному. В некоторых его полотнах действительно отчетливо проявляется подражание древней манере живописи, в частности, иконописи. Какие-то его портреты стилизованы под лубок, излишне декоративные, даже салонные. Однако нельзя не признавать таланта художника.

Кроме портретов официальных лиц, Глазунов много писал портретов простых людей, своих современников. Начиная со студенческих лет он много ездил по стране и отовсюду привозил все новые и новые эскизы, зарисовки, почти готовые полотна.

Илья Глазунов обладает особым даром проникать в характеры людей и за внешним обликом угадывать психологию и профессиональные наклонности.

С особой симпатией художник работает над женскими портретами, часто пишет свою жену. Первый потрет жены он написал в 1955 году.

Черты ее облика встречаются на исторических композициях, отражаются в лицах героинь литературных произведений, которые Глазунов иллюстрировал.

Этой работой художник занимался с таким же увлечением, как и живописью. Не изменяя своим пристрастиям, он в основном делал иллюстрации к произведениям писателей-классиков — Лескова, Мельникова-Печерского, Никитина, Некрасова. Широко известны его иллюстрации к романам Достоевского и лирике Блока.

Первые иллюстрации к роману Достоевского «Идиот», Глазунов сделал еще в 1956 году, а позже иллюстрировал «Белые ночи», «Преступление и наказание», «Бесов», «Неточку Незванову», сделал несколько портретов самого писателя.

Наиболее впечатляющим представляется один из них, на котором бледное лицо Достоевского — с выдающимися скулами, пронзительным и напряженным взглядом из-под огромного лба — выступает из полусумрака зажатой многоэтажными домами петербургской улицы.

Илья Глазунов делал иллюстрации к произведениям и других писателей и поэтов — «Борису Годунову» А.Пушкина, «Мцыри» М.Лермонтова, «Обрыву» И. Гончарова, лирике и прозе А.К. Толстого. Особенно выразительна картина Глазунова «Иван Грозный», написанная им для романа А.Толстого «Князь Серебряный».

Весь творческий путь, Ильи Сергеевича Глазунова постоянно сопровождался яростной критикой то с одной, то с другой стороны. Но, несмотря на это, выставки картин Глазунова всегда пользовались огромной популярностью у народа, к ним всегда выстраивались длинные очереди.

В записях, которые зрители оставляли после просмотра экспозиции, часто встречались одни и те же слова: картины Глазунова впервые заставили многих из посетителей осознать свои русские корни, свою живую сопричастность прошлому и настоящему России, ее радостям и невзгодам.

В 1977 году, Илья Глазунов написал картину «Мистерия XX века», которая тоже была встречена неоднозначно.

Художник изобразил на полотне многих выдающихся деятелей XX века, каждый из которых оставил в истории свои след: это Николай II и Лев Толстой, Петр Столыпин и Александр Солженицын, Ленин, Дзержинский, Голда Меир, Сталин и другие.

Только что высланный из страны Солженицын, на картине Глазунова изображен крупным планом, как страстотерпец, великий писатель земли русской, а лица Ленина и Дзержинского — красные, как будто залитые алой кровью. В море красного цвета плывет в гробу и Сталин.

Тогда над Ильей Глазуновым тоже нависла угроза высылки из страны, но заступился Михаил Суслов, главный идеолог партии, который решил «не плодить диссидентов», и вместо этого художника отправили на БАМ. Он привез огромное количество рисунков и портретов молодых строителей этой стройки века.

Много лет, Илья Сергеевич Глазунов преподает в Художественном институте имени В. Сурикова, хотя его приход туда тоже был связан со скандалом. Глазунов давно мечтал о том, чтобы учить молодых художников, передавать им свой богатый опыт.

Однако он не решался обратиться к руководителям Академии художеств СССР, в ведении которой находится институт, поскольку знал, что они относятся к его творчеству отрицательно. Помог художнику бывший тогда министром культуры СССР П. Демичев. Он порекомендовал Глазунова ректору института и услышал в ответ, что, если тот придет в институт, половина преподавателей уволится.

Этого не произошло. И тем не менее Илью Глазунова встретили неприязненно: ведь он не жаловал авангардистов, поклонников абстрактной живописи и всех других способов самовыражения. Сам Глазунов исповедовал другой метод преподавания.

«Если в школе учат таблицу умножения, то ученик до конца жизни запоминает, что дважды два — четыре, ему не разрешат написать на доске: дважды два — семь, не позволят таким способом свободно самовыражаться. Прежде чем писать в свободной манере как Бог на душу положит, каждый художник обязан уметь рисовать, передать абсолютное портретное сходство, выразить дух натуры.

Но для этого нужно подолгу рисовать гипсовые модели, копировать старых мастеров, проходить точно такую же школу, какую в свое время проходили Брюллов, Иванов, Репин и другие классики», — говорит Глазунов. Правда, он забывает, что те же классики часто восставали против академизма старой школы.

Но ученики Глазунова восприняли его идеи. В 1979 году он начал вести в институте мастерскую портрета и с тех пор воспитал уже немало молодых художников, картины которых демонстрируются на выставках вместе с картинами Глазунова и даже на персональных выставках. Среди них и сын художника, Иван Глазунов, который учился и продолжает учиться у своего отца.

Скоро коллеги по институту признали Илью Сергеевича Глазунова. Ему присудили звание профессора. Но художник на этом не успокоился. Он задумал открыть в Москве академию художеств, какие в советские времена существовали во всех союзных республиках, кроме России.

Может быть, из этой затеи Глазунова ничего бы и не вышло, но времена переменились, и в 1986 году Горбачев подписал решение о создании академии. На первых порах большую помощь Глазунову оказал и член Политбюро ЦК КПСС Е. Лигачев и бывший тогда председателем Совмина Н.

Рыжков.

Теперь Илья Сергеевич Глазунов является ректором созданной им Академии живописи, ваяния и зодчества. Его творчество продолжает вызывать столь же неоднозначное к себе отношение, как и прежде.

Зрителям оно в большинстве случаев нравится, а критики чаще всего высказываются резко отрицательно. Однако художник не меняет своих взглядов и продолжает возрождать академические традиции русской живописи.

В1994 году в Манеже состоялась совместная выставка картин Глазунова и его учеников — первых выпускников Академии.

Все время, силы и мысли художника посвящены живописи, выстраданному детищу — Академии и ученикам. Однако он все-таки выкраивает время и пишет книги. Глазунов написал автобиографическую книгу «Путь к себе» и закончил новую — «Россия распятая».

Непросто складывается и личная жизнь Ильи Сергеевича Глазунова. Жена художника трагически погибла, и с тех пор он живет один. У него двое детей — сын Иван, художник, который продолжает традиции отца, и дочь Вера. Она тоже закончила Академию живописи, ваяния и зодчества, где училась в исторической мастерской.

Источник: http://biografiivsem.ru/glazunov-ilya-sergeevich

Памяти И.С. Глазунова. Художник, боец, защитник России / Православие.Ru

9 июля 2017 года в возрасте 87 лет отошел ко Господу великий русский художник, основатель Российской академии живописи, ваяния и зодчества Илья Сергеевич Глазунов. Сегодня, в день его отпевания, мы публикуем небольшие воспоминания друзей и коллег покойного.

Илья Сергеевич Глазунов

Салават Александрович Щербаков, скульптор и педагог, народный художник России, академик Российской академии художеств:

— Илья Сергеевич был очень большим, творческим художником с непростой жизненной судьбой. В детстве он пережил блокаду Ленинграда. Тогда умерли его отец, мать, бабушка, все другие его родственники, и он в каком-то смысле оказался в аду, в одиннадцать лет пережив весь этот ужас.

После эвакуации Илья отучился в ленинградской художественной школе, поступил в художественную академию. Это был человек с зарядом огромной жизненной силы — видимо, Бог хранил его ради особой миссии. Эту миссию он потом осуществлял всю жизнь и никогда ей не изменял.

В эпоху атеизма, забвения отечественной истории и веры, он начал свою деятельность по, можно сказать, восстановлению знаний о России. В ту эпоху, когда интерес к российской истории естественным образом снова возник в обществе, такая фигура оказалась для страны очень востребованной.

И здесь к его качествам большого художника и человека, тонко чувствующего культуру, прибавилась роль бойца, роль витязя.

Эти качества потребовались для того, чтобы сохранить движение страны к восстановлению памяти о своем прошлом, да и самому остаться верным выбранному курсу в своем творчестве.

Потом, уже на закате советской власти, Глазунов основал Российскую академию живописи, ваяния и зодчества, заложив фундамент для дальнейшей деятельности своих учеников и единомышленников. Во многом благодаря этому в нашей сегодняшней культуре происходят определенные позитивные изменения. Также Глазунов открыл Музей русских сословий рядом со своей галереей.

Общественная деятельность Ильи Сергеевича состояла в том, что он неустанно, не щадя себя и своего здоровья, проявляя неимоверную силу, нес идею великой миссии России, великого русского искусства как островка великой европейской культуры. Он обучал молодежь классической живописи и искусству.

Много лет я работал с Глазуновым в качестве заведующего кафедрой скульптуры в его академии, которая выпускала и выпускает художников очень высокого профессионального уровня и которая своими принципами верна высоким и духовным началам в искусстве.

В основанной им Академии очень важны три составляющие: русская икона и древнерусское искусство, классическая и реалистическая живопись как часть великой русской культуры и народное искусство — все, что веками копилось в народе.

Можно сказать, что Глазунову многое удалось сдвинуть в сознании людей касательно истории нашей страны. Сегодня, когда многие идеалы 50-ти или 30-летней давности осыпались и потеряли силу, его усилия заложили одну из самых надежных платформ для развития молодого художника.

Илья Сергеевич Глазунов

Геннадий Иванович Провоторов, скульптор и педагог, народный художник России, академик Российской академии художеств:

— Масштаб некоторых фигур мы замечаем и при их жизни, но особенно — по их уходе. Кончина Ильи Сергеевича — это как потеря некоего камертона в служении искусству и в служении нравственности в том же искусстве. Глазунов был мерилом ответственности и продолжения лучших традиций русского изобразительного искусства.

Он оставил после себя богатое наследие — и творческое, и культурное. Продолжая лучшие достижения русского и российского изобразительного искусства, Глазунов активно отстаивал эти традиции. Реалистическое, правдивое искусство воспринимается сейчас, может быть, не так язвительно, как ещё лет десять назад, но его по-прежнему часто считают рутинерством и консерваторством.

Читайте также:  Герой ссср, генерал дмитрий карбышев

А ещё Илья Сергеевич создал, а точнее, воссоздал и поднял статус бывшего Училища живописи, ваяния и зодчества. Ныне это Российская академия художеств, которая, я надеюсь, со временем станет носить имя Ильи Глазунова.

Около десяти лет я являюсь председателем Комиссии по защите дипломов по скульптуре в Академии, и очень ценю деятельность Ильи Сергеевича в воссоздании школы высокого культурного и нравственного начала в изобразительном искусстве.

Если бы Пушкин или Николай I вдруг вошли в стены Академии, они, возможно, и не заметили бы изменений: настолько высока эстетика этого учебного заведения. Как создатель или воссоздатель этого учебного заведения, Илья Сергеевич Глазунов и тут достоин признания и самой доброй памяти.

Илья Сергеевич Глазунов в Риме

Александр Борисович Махов, член Союза писателей, искусствовед, бывший первый секретарь посольства СССР в Италии:

— Я моложе Ильи Сергеевича всего на три месяца. Мы познакомились с ним в 1959 году в Доме дружбы с народами зарубежных стран. Мы подружились: я бывал у него дома на Кутузовском проспекте в его скромной квартире. Он всегда почему-то включал Баха, и мы потихонечку разговаривали, обменивались впечатлениями.

Он очень хотел, чтобы я помог ему с выставкой в Италии. Ведь я как первый секретарь посольства заведовал делами культурных связей с Италией, это была моя прерогатива. А поскольку до этого я работал в ЦК партии в должности референта, то лично знал многих деятелей итальянской компартии, включая Тольятти.

Они приезжали для встреч с нашими лидерами, а порой и для того, чтобы отдохнуть или подлечиться.

И, благодаря моим связям в итальянском политбюро, в Москву пришло письмо, подписанное руководителями итальянской компартии, чтобы пригласить в Италию с персональной выставкой художника Глазунова, о котором так много тогда говорилось и чьи первые московские выставки имели столь большой успех.

Я помню, как он приехал со своими картинами в Рим, как он радовался, когда узнал, что помещение, которое ему выделили под выставку, — бывшая мастерская Александра Иванова, где тот писал свое знаменитое «Явление Христа народу».

Итальянская выставка Глазунова пользовалась большим успехом, римляне шли на нее во множестве, весьма активно.

У меня в памяти осталась картина Ильи Сергеевича о блокадном Ленинграде: за столом мальчик, видны его большие, широко раскрытые голодные глаза… Я понимаю, что на ней изображен сам Илья Сергеевич в детстве. Это то, что он пережил лично.

Илья Глазунов. Блокада. Из серии «Ленинградская блокада.1942-1944».1956

Ещё я помню, как Илья Сергеевич любил Венецию. Раза два он брал меня туда в качестве сопровождающего со своими студентами. Он много там писал, много работал в Венецианской библиотеке.

Илья Сергеевич был великий собиратель тех камней, которые в годы лихолетья были разбросаны по нашей русской земле. Он восстанавливал наши русские корни, но был при этом человеком с очень широким кругозором, великолепно знавшим европейскую культуру. Особенно близка ему была фигура Микеланджело. Я хотел бы привести один сонет, который Микеланджело посвятил скульптору Вазари:

Вы красками доказывали смело Искусства власть в прекраснейших вещах, С природой уравняв его в правах

И уязвив гордячку столь умело.

Хотя и ныне многотрудно дело, Вы поразили мудростью в словах, И вашим сочиненьям жить в веках,

Чтоб прародительницу зависть ела.

Ее красу никто не смог затмить. Терпя провал в попытках неизменно.

Ведь тлен — удел всех жителей земли.

Но вы сумели память воскресить, Поведав о былом столь вдохновенно,

Что для себя бессмертье обрели.

Я уверен, что эти слова во многом подходят Илье Сергеевичу как к великому собирателю нашего искусства.

Илья Сергеевич Глазунов

Мы потом встречались еще не раз, я приводил к нему итальянцев. Когда он в Риме писал портреты, к нему стояла очередь от Джины Лолобриджиды до Феллини, которые хотели заполучить портрет этого удивительного советского молодого художника.

К тому же тогда, в 1950–1970-е годы, Илья Сергеич был поразительно красив внешне. Я ему даже завидовал, когда на него в Италии заглядывались красотки.

Одним из главных качеств Глазунова была интеллектуальная ненасытность. Он постоянно хотел узнать больше, постоянно задавал вопросы, спрашивал, где можно взять ту или иную книгу, просил помочь ее достать. Когда он уезжал после своей первой выставки из Италии, то увез домой целый чемодан книг, которые накупил в итальянских букинистических магазинах.

Я всегда поражался его знаниям. Это был настоящий энциклопедист — просто диву даешься, сколько он знал о русской и мировой истории, о Древнем Риме, о Византии…

Но главное, что он был защитник, сподвижник России. И вот теперь его не стало…

Источник: http://www.pravoslavie.ru/105057.html

Илья Сергеевич Глазунов — Биография художника, известные произведения, выставки

Дипломная работа в ВАХ — «На колхозной ферме», оценка — удовлетворительно. Обучение проходило на живописном факультете, присвоена квалификация художника-живописца.

Отец — Глазунов Сергей Федорович, историк. Мать — Глазунова Ольга Константиновна. Супруга — Виноградова-Бенуа Нина Александровна (…-1986). Сын — Глазунов Иван Ильич, художник. Дочь — Вера Ильинична.

Илья Глазунов — художник, вокруг имени которого вот уже несколько десятилетий не стихают споры. Восторгам публики сопутствует острая критика, несмотря ни на что, интерес к творчеству этого незаурядного человека не ослабевает.

Величайшим потрясением отозвалась в душе художника ленинградская блокада, осталась в памяти неотступным кошмаром, когда он, потеряв почти всех родных, умерших у него на глазах, чудом остался жив. 12-летнего мальчика вывезли из осажденного города через Ладогу, по Дороге жизни, под фашистскими бомбами…

Память о войне всегда живет в душе художника. Уже будучи взрослым человеком, студентом Ленинградского художественного института имени И. Е. Репина, он выразил свои впечатления военных лет в картине «Дороги войны», полной истинного драматизма и правды жизни.

Глазунов предложил ее в качестве дипломной работы.

Академическое начальство единодушно отвергло картину, назвав ее антисоветской, искажающей правду и смысл Великой Отечественной войны советского народа: «Война характерна победой, а вы смакуете отступление советских войск — такого еще не было в советском искусстве».

Картину несколько лет не выставляли. На знаменитой пятидневной выставке, которая проходила в Манеже в 1964 году, он все-таки осмелился ее показать. Однако выставка была закрыта, а картина передана в Дом офицеров, где была уничтожена. В середине 1980-х годов художник написал повторение уничтоженной картины. Она находится теперь в художественном музее Алма-Аты.

…Выехав из Ленинграда, маленький Илья оказался в старинной деревеньке Гребло, затерянной в дремучих новгородских лесах. Вместе с деревенскими сверстниками копал картошку на поле, работал на гумне, пас колхозное стадо. Эти годы оставили глубокий след в сознании будущего художника, им он во многом обязан пониманием русского характера, ощущением поэтики русского пейзажа.

Война еще не кончилась, когда Илья Глазунов вернулся в родной Ленинград. Он поступил в среднюю художественную школу, ставшую впоследствии Институтом имени И. Е. Репина Академии художеств СССР, где занимался в мастерской Народного художника СССР профессора Б. В. Иогансона.

Под высокими сводами академического коридора — бывшей Императорской Академии художеств — 25-летний студент Илья Глазунов встретил женщину своей судьбы, которая стала его супругой, — Нину Александровну Виноградову-Бенуа. Происходила она из известной всем любителям искусства семьи Бенуа.

Первая выставка 26-летнего ленинградского студента Ильи Глазунова состоялась в начале февраля 1957 года в Центральном Доме работников искусств в Москве.

Невиданный громоподобный успех, отозвавшийся волной публикаций в мировой прессе, возвещавшей о мощном ударе по социалистическому реализму, нанесенном молодым художником, поставил это событие в разряд исторических явлений.

Основанием для проведения выставки послужило получение Глазуновым Гран-при на Всемирной выставке молодежи и студентов в Праге за созданный им образ заключенного в тюрьму писателя Юлиуса Фучика. Молодой художник решил эту тему смело и неожиданно.

Он показал колодец тюремного двора, куда заключенных вывели на прогулку, и они уныло бредут по кругу, глядя в землю. И только один, чем-то напоминающий своими чертами самого молодого художника, осмелился поднять высоко голову и смотреть на красоту тающих в небе облаков и кружащихся в вечернем закате птиц. Эта картина, столь необычная и драматическая, потрясла не только международное жюри в Праге, но и советскую публику.

Обращение художника к образу автора «Репортажа с петлей на шее» было поддержано официальной идеологией в традиционном интернационалистском звучании, и это, вероятно, давало основание предполагать развитие творчества молодого художника в перспективе.

Но то, что увидели потрясенные зрители на его выставке, входило в полное противоречие с советскими идеологическими установками. Художник представил 80 графических и живописных работ. В их создании выразилось творческое кредо художника-реалиста, понимающего реализм по Достоевскому — «в высшем смысле этого слова».

«Нет ничего фантастичнее реальности» или, как говорил один из любимых художников Глазунова — М. А. Врубель, «только реализм родит глубину и всесторонность». Поток зрителей, желавших попасть на выставку, нарастал с каждым часом, а в день ее обсуждения властями была вызвана для укрощения страстей милиция, что впоследствии стало атрибутом и других выставок Глазунова.

Официальная критика на первых порах пребывала в шоковом состоянии, затем по поводу творчества молодого художника разгорелась жестокая полемика, разделившая публику на два непримиримых лагеря.

Большинство исследователей да и сам художник выделяют четыре основных цикла в его творчестве.

Жизнь современника, поэзия будней большого города — тема его лирического «Городского цикла», в который входят такие картины, как «Ленинградская весна», «Город», «Последний автобус», «Ушла» и другие.

Для города Глазунова характерно особое психологическое настроение, передающее состояние духа художника. Порой Глазунов выражает настроение своего лирического героя, показывая город, увиденный его глазами.

Более 20 лет посвятил художник циклу «История России» и продолжает его. «Олег с Игорем», «Князь Игорь», «Два князя», «Русский Икар», «Проводы войска», «Канун» (Дмитрий Донской и Сергий Радонежский в канун Куликовской битвы), «Андрей Рублев», «Русская красавица», «Мистерия XX века», «Вечная Россия» и многие другие полотна воспевают трудную и героическую судьбу Древней Руси.

Важный этап творчества художника — иллюстрация литературных произведений. Если цикл «Город» сравнивают с лирическими стихами, то о цикле иллюстраций пишут, что в нем Россия предстает во всей своей социальной многогранности, многоплановости.

Иллюстрации к произведениям Мельникова-Печерского, Никитина, Некрасова, Лескова, Островского, Лермонтова, Блока, Куприна… Из прочтения всего писателя, из его книг Глазунов стремится воссоздать зримый образ Родины — такой, каким он выкристаллизовался в душе писателя.

И то, что удается в итоге Глазунову, далеко не всегда «иллюстрация» в прямом смысле этого слова: это и живописное дополнение к тексту писателя, и самостоятельное произведение.

Четвертый цикл работ Глазунова составляют портреты современников. «Пишу молча, — рассказывает Илья Сергеевич. — Мне необходимо почувствовать внутреннюю музыку души того человека, портрет которого я пишу.

Особо интересен портрет жены Глазунова — «Нина». Художница из знаменитой династии художников Бенуа, Нина стала спутницей, другом, помощником Глазунова. Их дети, Ваня и Вера, тоже сделались прототипами персонажей многих картин Глазунова.

Ильей Сергеевичем написаны портреты рабочих и колхозников, писателей и государственных деятелей, людей науки и искусства: Сальвадор Альенде, Урхо Кекконен, Федерико Феллини, Давид Альфаро Сикейрос, Джина Лоллобриджида, Марио дель Монако, Доменико Модуньо, Иннокентий Смоктуновский, космонавт Виталий Севастьянов, Сергей Смирнов… Многое написано с места событий. Будь то Чили, Вьетнам, Франция, Италия или Россия (строительство Байкало-Амурской магистрали, города и села России).

Творческая биография мастера неразрывно связана с театром. Еще в студенческие годы он был страстно увлечен музыкой, искусством выдающихся певцов и музыкантов, даже хотел было стать театральным художником.

Этот импульс дал плоды в зрелую пору, когда вместе с супругой, тонким знатоком русского костюма, он создал потрясающее оформление к постановкам опер «Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии» Н. Римского-Корсакова в Большом театре, «Князь Игорь» А. Бородина и «Пиковая дама» П.

Чайковского в Берлинской опере, к балету «Маскарад» А. Хачатуряна в Одесском оперном театре…

Здесь им были продолжены традиции великих русских художников — таких, как В. Васнецов, А. Бенуа, К. Коровин, А. Головин и других, заложивших на рубеже ХIХ-ХХ веков основные принципы современного театрально-декорационного искусства. Постановки с декорациями, созданными по эскизам И. С.

Глазунова, воскрешающими дух знаменитых «Русских сезонов» в Париже, имели огромный успех. Театральные критики с восторгом отзывались о «поющей живописи» Глазунова, шедшего, как всегда, и против нынешних модернистских течений, захлестнувших театральную сцену, и против казенного натурализма.

Особой вехой в Глазунов Глазунова была битва за спасение исторической Москвы — вернее, того, что от нее осталось к началу 1970-х годов. Известно, что особенно сильный ущерб был нанесен городу в 1930-е годы при реализации Генерального плана его реконструкции, взлелеянного Лазарем Кагановичем.

Святыню России, воспетую во множестве произведений, приводившую в трепет иностранцев своей красотой, Каганович объявил «невообразимым хаосом, созданным будто пьяным мастеровым», подлежащим уничтожению ради постройки «нового коммунистического города».

Последующие перепланировки и перестройки довели Москву до того состояния, что она была вычеркнута из международного реестра исторических городов.

Илья Сергеевич продолжает принимать деятельное участие в возрождении былого великолепия Старой Москвы. Среди его работ последних лет — непосредственное участие в реставрации и реконструкции зданий Московского Кремля, в том числе Большого Кремлевского Дворца.

В начале 1960-х годов И. С. Глазунов создал патриотический клуб «Родина», к деятельности которого были привлечены многие авторитетные люди страны. Клуб стал одним из первых питомников национального самосознания.

Увы, через некоторое время он был ликвидирован.

Организация Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры, давшего легальную и стабильную возможность вести борьбу за национальные святыни, — тоже во многом заслуга Глазунова.

Илья Глазунов возглавляет мастерскую портрета в Институте имени Сурикова. По инициативе И. С.

Глазунова в столице России в 1987 году создано уникальное учреждение — Российская академия живописи, ваяния и зодчества, в которой ведется обучение по специальностям: «живопись», «скульптура», «реставрация и технология живописи», «архитектура», «история и теория изобразительного искусства».

«Считаю, что миссия педагога-художника — воспитать личность, которая понимает свое время и владеет всем арсеналом высокого реализма школ прошлого, скажем, Ренессанса, лучших русских мастеров».

Илья Глазунов и поныне остается одним из самых востребованных русских художников. Его выставки с триумфом проходят по столицам и крупнейшим городам планеты — от Мадрида до Токио, доносят душу и жизнь России до мировой цивилизации.

И. С. Глазунов — Народный художник СССР (1980), лауреат Государственной премии РФ (1997) за реставрацию Московского Кремля, Заслуженный деятель искусств РСФСР (1973), действительный член Российской академии художеств (2000), профессор, бессрочный ректор Российской академии живописи, ваяния и зодчества, действительный член Академии менеджмента в образовании и культуре (1997).

Источник: https://artchive.ru/artists/17665~Ilja_Sergeevich_Glazunov

Ссылка на основную публикацию